Судья берет взятки

Илья Ремесло: Коррупция в судах: взгляд практикующего юриста

Судья берет взятки

Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru

У читателей сложилось впечатление, что я по всем позициям занимаю про-властную позицию. Однако это не так. Патриот, в отличие от приспособленца, должен видеть и критиковать неприглядные стороны власти.

Хочу рассказать вам о том, что знаю не понаслышке — о судейской коррупции.  Я имею обширную судебную практику в самых разных отраслях права, по преимуществу — в арбитражных судах. Занимался самыми разными делами — от противодействия рейдерству до налоговых споров. Все, что написано ниже, наблюдалось мной лично, я готов отвечать за каждое слово.

Вопреки официальным данным, в коррупционные схемы вовлечены не менее 90 % судейского состава. Это «теневой» рынок, годовые объемы которого можно оценить в сотни миллионов долларов. Большинство дел, в которых предмет иска крупный, имеют договорной характер — потому что это экономически эффективно. Отдаешь какой-то процент от предмета иска и гарантированно получаешь нужное решение. 

Средняя сумма взятки в суде первой инстанции  — от 25 000 у.е., не считая гонорара посредника. В вышестоящих инстанциях по крупным делам взятка может достигать нескольких миллионов.

Судейская коррупция характеризуется высокой латентностью — то есть взяточников правоохранительными органами выявляется крайне мало.

Схема работы давно налажена. На рынке действует огромное количество посредников (решальщиков), у которых с судьями сложились доверительные отношения. Как правило, это родственники либо близкие друзья судей, про которых все знают, что он «решает» с определенным судьей. Через этих посредников и происходят неформальные переговоры с судьей.

Следует отметить, что судьи соблюдают осторожность и практически никогда не выходят сами с предложением к стороне. Наоборот, сама сторона (истец, ответчик) обращается к посредникам и озвучивает свои пожелания. Так что в судейской коррупции есть доля вины нашего бизнеса — судьи берут, потому что им предлагают.

Выявить такое преступление практически невозможно — ведь в отношении судьи закон запрещает проводить оперативные мероприятия. Как правило, ФСБ-шники из неформальных источников знают, что судья «берет», но ничего с этим сделать нельзя. Максимум, что может грозить судье, в отношении которого есть обоснованные подозрения — уход в отставку по собственному желанию.

Приведу реальный пример из практики. ФСБ прослушивало телефон одного адвоката, который имел неосторожность обсуждать по телефону с судьей «деликатные» вопросы. Разговор записали.

Подчеркну, что это вышло случайно — ведь телефоны самих судей слушать нельзя. Запись была передана председателю суда, с судьей состоялся разговор, в результате которого он написал заявление об уходе.

Этим все и закончилось.

Было бы полбеды, если бы арбитражные судьи просто брали взятки и выносили относительно необоснованные решения. Дело в том, что их решения наносят огромный ущерб бюджету РФ.

Недавно в Петербурге разоблачили преступную группу, которая мошенническим образом возмещала миллиарды НДС из бюджета.

Но кто принимал решения о возмещении из бюджета лже-НДС? Арбитражные судьи. Так и указано: преступная группа пользовалась своими коррупционными связями в судейской сфере. Спрашивается: судьи не понимали, какие решения они выносят?  Кто из них понес ответственность за причинение огромного ущерба бюджету? 

Возмещение «черного» НДС — это тема для отдельного разговора. Если кратко — это наглый, хищнический распил миллиардов государственных денег путем манипуляций в суде с бумажками.

Один пример из практики. Суд принял решение о возмещении «черного» НДС, которое было исполнено налоговой инспекицей.

Впоследствии, налоговая инспекция обнаружила, что контракт, который являлся основанием для возмещения, подписан генеральным директором, умершим 5 лет назад.

Естественно, налоговая обращается в суд с иском о признании контракта недействительным — чтобы впоследствии отменить судейское решение о возмещении НДС. Казалось бы, все ясно.

Но что делает суд? Он применяет иезуитскую логику: не имеет никакого значения смерть директора, так как исполнение контракта было подтверждено последующими действиями фирмы, от имени которой несуществующий директор подписал контракт. И вообще, доказательства являются недопустимыми, так как получены в результате оперативно-розыскной деятельности.

Кому выгодна коррупция в судейской среде? В первую очередь самим судьям и посредникам. Стороны платят суду деньги, потому что не доверяют честному правосудию — ведь противоположная сторона тоже может «занести».

Невыгодна коррупция в первую очередь честным юристам. Клиенты не готовы платить хорошие деньги за нормальный, квалифицированный труд юриста. Этот труд обесценен услугами «решальщиков». Клиент рассуждает так — за что платить юристу, если решальщик предлагает услугу «все включено»? И что этот юрист со своими знаниями значит для клиента, если вопрос эффективно решается в другой плоскости?

Наконец, особая опасность именно судейской коррупции заключается в том что суд — это последнее средство для защиты нарушенного права. Если номрально не работает суд — права граждан обесцениваются.

Что же делать с коррупцией в судах?

В настоящее время власть активно проводит судебную реформу — заработавший отрицательную репутацию Высший арбитражный суд упраздняется. Но эти меры носят скорее организационный характер, а нам нужны коренные изменения.

https://www.youtube.com/watch?v=gbp99zblVtg

Для начала нужно, чтобы власть услышала голос юридической общественности и признала наличие этой масштабной проблемы.

А не занималась смешными для любого понимающего человека отговорками, что «коррупции в судах нет».

Необходимо прекратить практику выдвижения на руководящие арбитражные посты ничем не проявивших себя приближенных. Нужно разработать кардинально новую систему ответственности и подотчетности судей.

У людей либеральных взглядов принято считать, что России нужен «независимый» суд. Господа,  то что мы имеем сейчас — и есть независимый суд во всей красе.

Вы думаете, это из администрации президента совершают сотни звонков, давят на несчастные суды и требуют вынесения незаконных решений? Спешу вас разочаровать — реальность куда прозаичнее.

В судах процветает банальное, повседневное взяточничество, порожденное безнаказанностью.   

С судейской коррупцией можно покончить в сжатые сроки при наличии политической воли. Власть не должна стыдиться признать проблему — сам Путин признает важность критики власти. Стыдно, когда проблему замалчивают, когда государственный аппарат со всеми его силовыми структурами пасует перед решаемой задачей.

Уважаемые читатели, мы с вами можем придерживаться разных политических взглядов. Но коррупция — наш общий враг. Поэтому, обращаюсь к вам и представителям СМИ с просьбой — сделайте так, чтобы власть услышала нас.

Мы не хотим, чтобы коррупция обрушила государство, мы хотим его оздоровления, чтобы им можно было гордиться.

Источник: https://echo.msk.ru/blog/iremeslo/1343678-echo/

ВСТАТЬ! СУД БЕРЁТ!

Судья берет взятки

Министр Грызлов, правда, намекнул, что “ряд судей принимает преступные решения в соответствии с личной заинтересованностью”, и “таким судьям сегодня самим место на скамье подсудимых”. Да и только. Но кто из служителей Фемиды, вынесших “преступные решения”, реально наказан?

Между тем в некоторых судах уже впору вывешивать прайс-листы: какой приговор сколько стоит. Сегодня мы предлагаем читателям «Силы в Движении»  ознакомиться с ценами на наше правосудие.

1. Рассмотрение дела в кратчайший срок, иногда в день поступления материалов в суд.

2.Неизвещение лиц (как правило, ответчиков), участвующих в судебном разбирательстве.

3.Грубые процессуальные нарушения в ходе судебного разбирательства. К примеру, отказ внести в протокол судебного заседания показания, имеющие важное значение для рассматриваемого спора.

4.Вынесение решения, противоречащего другому, ранее вынесенному, и приводящее к конфликту исполнительных листов.

5.Немотивированная передача гражданского или уголовного дела от одного судьи другому.

6. Рассмотрение дела в нарушение правил подсудности.

Издержки производства

Разговор двух адвокатов:— Сколько денег надо нести в суд?— Достаточно, чтобы после этого судья,

потеряв работу, не жалел о принятых решениях.

Глубже всех погрязли в коррупции арбитражные суды, которые уже давно называют “коммерческими”. Не только в том смысле, что занимаются они спорами коммерческих фирм, а и потому, что без взяток там трудно ждать справедливого решения.

— Работать в таких судах уже даже неинтересно, — делится впечатлениями юрист известного адвокатского бюро, — заранее знаешь, чем все закончится. Причем совсем необязательно, что покупаются только неправомерные решения. Покупаются и те, которые как раз останавливают действие первых. С помощью арбитража с бизнесом можно сделать все что угодно.

Расценки на услуги арбитражных судей почти твердые. С той лишь разницей, что в больших городах они чуть выше, а на периферии — чуть ниже.

Только в канцелярию, чтобы дело попало к “своему” судье, приходится платить 3 тыс. долл. Судья же за “нужное” решение берет от 5 до 10 тыс. долл. Как правило, плата вносится по факту — т.е. после вынесения постановления. Далее обычно следует апелляция, которую рассматривают уже трое судей. К троим подходы найти сложнее, но ничего невозможного нет: положение спасут 10 тыс. долл.

В кассационных инстанциях — это окружные арбитражные суды, где процесс судьи ведут также по трое, — благоприятные решения стоят от 20 тыс. долл. до нескольких сотен тысяч, в зависимости от цены вопроса.

Предприниматели не скупятся на взятки — эти расходы считаются у них просто дополнительными издержками, которые закладываются в цену товаров или услуг.

Так что можно сказать, что арбитражных судей оплачиваем мы с вами.

Покупные решения иногда оборачиваются крахом для целых предприятий. Достаточно вспомнить скандалы, разгоревшиеся  на Братском лесопромышленном комплексе и Котласском целлюлозно-бумажном комбинате.

В судебный конфликт вокруг этих флагманов промышленности был вынужден вмешаться сам президент Путин.

“Героем” же многочисленных публикаций и телепрограмм оказался судья Ленинского района города Кемерово Андрей Юферов.

25 апреля 2002 г. кемеровский судья по иску трижды судимого за кражу гражданина постановил взыскать более 5 млрд. руб. с акционеров Братского ЛПК, едва не обанкротив этим солидное предприятие. Юферов слушал дело с вопиющими нарушениями закона, даже не уведомив о процессе ответчика.

А 28 августа этот же судья парализовал работу еще одного промышленного гиганта — Котласского ЦБК. Юферов пытался запретить Ярославской железной дороге поставку вагонов под готовую продукцию этого предприятия. Решение также было принято с серьезными нарушениями закона.

Оба они были отменены вышестоящими инстанциями по протесту прокуратуры.

Квалификационная коллегия судей лишила Андрея Юферова судейских полномочий, а недавно председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев направил в Генпрокуратуру запрос о привлечении Юферова к уголовной ответственности.

Но пока “наверху” совещаются, наказывать ли кемеровского судью, тот, по словам члена думской Комиссии по борьбе с коррупцией Бориса Резника, в одночасье “стал владельцем шестикомнатной квартиры, совершенно роскошной”.

Что ваша честь? Игра…

Судья: “Подсудимый, у вас есть алиби?”Подсудимый: “Есть! Хотите — рублями,

хотите — валютой”.

Можно сказать, что процессы по уголовным делам, в отличие от гражданских и арбитражных, менее всего обросли коррупцией.

Считается, что здесь работают самые неподкупные судьи, последние романтики своей профессии, к кому действительно подходит обращение “ваша честь”. На предложение о взятке судьи-“уголовники” могут отреагировать весьма неадекватно.

Известен случай, когда судья, которого попросили за деньги смягчить приговор, специально назначил подсудимому более суровое наказание.

Тем не менее злоупотребления и там, безусловно, есть. В основном это касается громких процессов или уголовных дел, затрагивающих интересы крупных преступных сообществ.

Судьи судов разных инстанций обычно неохотно берутся за скандальные процессы, поскольку те проходят под пристальным вниманием СМИ и в режиме сильнейшего давления со всех сторон. Здесь служителям Фемиды приходится играть с законом не из личной корысти, а, как говорится, в угоду обстоятельствам.

И если судья все же решается на вынесение неправосудного приговора, то делает он это скорее под натиском тех, от кого зависит по службе (органы власти или руководство судов). В обмен судье обещают скорое получение всяких благ, которые ему и так положены по закону (к примеру, предоставление жилья).

С преступными сообществами проще. Нечистым на руку судьям их представители щедро платят за то, чтобы они лоббировали интересы бандитов: освобождали тех из-под стражи или вовсе от уголовной ответственности. Суммы взяток при этом варьируются в пределах 10—100 тыс. долл. Правда, верхняя планка может быть и гораздо выше.

В одном адвокатском бюро мне рассказали: чтобы освободить от наказания какого-то чиновника (его судили за мошенничество), судье было заплачено 300 тыс. долл. (для подсудимого это была ничтожная сумма, поскольку наворовал он гораздо больше).

За эти деньги преступление ему переквалифицировали на банальную халатность и назначили смешной срок, который он уже как раз отсидел в СИЗО.

Еще один показательный пример. 28 декабря 2011 г. судья Новгородского горсуда Светлана Тузикова освободила из-под стражи лидера преступной группировки Александра Артющика, обвиняемого в бандитизме и покушении на убийство.

Адвокат подал ходатайство об изменении Артющику меры пресечения в связи с ухудшением здоровья клиента: у того давление поднялось. Судья Тузикова проявила неслыханную заботу о заболевшем арестанте и выпустила его на свободу под подписку о невыезде. Того, понятно, сразу как ветром сдуло.

Чтобы вновь отловить беглеца, понадобилось разрабатывать целую операцию: бандита задержали через три месяца в Санкт-Петербурге.

Квалификационная коллегия судей пришла к выводу, что решение Тузиковой было не ошибкой, а умышленным нарушением законодательства. 1 марта 2002 г. ее отстранили от должности. Какую выгоду получила за “умышленное нарушение” судья — история умалчивает.

Милые бранятся — судьи тешатся

Условия задачи:Иванов (истец по делу) — дал судье $1000;Петров (ответчик) — дал судье $1200.Как поступить судье?

Ответ: возвратить Петрову $200 и рассматривать дело по справедливости.

Размер взяток в гражданском судопроизводстве не такой внушительный, как в арбитражном, — как правило, до 10 тыс. долл.

Наиболее типичными делами, где встречаются факты коррупции, являются иски о расторжении брака и дележе имущества, споры о наследстве и дела о международном усыновлении.

При имущественных спорах размер взятки часто зависит от стоимости имущества, судьба которого решается в суде. За решение в пользу одной из сторон судьи берут 10—20% от цены иска.

Дела же о международном усыновлении считаются поистине золотыми. Обычно они заметно повышают благосостояние судьи. И брать взятки в этом случае совсем безопасно: процессы эти закрытые из-за тайны усыновления.

Хорошим примером злоупотреблений в делах такого рода можно считать приговор в отношении судьи районного суда Хабаровска Галины Антушевич, которая выносила решения об усыновлении российских детей иностранными гражданами даже без проведения судебных заседаний, попросту сочиняя свои протоколы. За злоупотребления она была приговорена к двум годам лишения свободы условно и освобождена от наказания по амнистии.

Птицы высокого полета

Незнание закона не освобождает от ответственности.А вот знание — нередко освобождает.

Польский поэт Станислав Лец

На судей пишется несметное количество жалоб. Но давайте проследим, как фильтрует их сито судейской неприкосновенности.

Судейский корпус России сейчас насчитывает около 30 тыс. чел. В прошлом году в квалификационные коллегии судей поступило в общей сложности 28749 жалоб, заявлений и обращений граждан на действия судей (выходит, что недовольны почти всеми!). Из них жалуются:

— на нарушение норм процессуального закона —15145;— на волокиту — 9313;— на грубость и неэтичное поведение — 940;— на недостойное поведение в быту — 33;

— на другое, в том числе на несогласие с судебными решениям, — 5001.

Источник: http://xn--80aeahgfjecay5a6b.xn--p1ai/stati/vstat-sud-beryot/

Продается приговор. Дорого!

Судья берет взятки
Замглавы УСБ СК России Александр Ламонов обвиняется во взятке. Фото Михаил Воскресенский / РИА Новости

Не секрет, что в современной России коррупция поразила почти все части государственной системы — за взятки судят даже сенаторов и федеральных министров.

Но наиболее остро проблема коррупции ощущается в правоохранительной системе, сотрудники которой зачастую рассматривают свою службу как доходный бизнес с клиентами в виде подозреваемых в преступлениях или уже осужденных граждан. Lenta.

ru выяснила, кто и сколько зарабатывает на неправосудных решениях и незаконных уголовных делах.

Следствие в рыночных условиях

ФСБ закрыла уголовное дело замглавы УСБ СКР Александра Ламонова, обвиненного в получении взятки в размере $500 тысяч от криминального авторитета Захария Калашова.

Следствие полагало, что Ламонов вместе со своим начальником Михаилом Максименко организовали освобождение из СИЗО соратника Калашова по кличке Итальянец, а полученная взятка стала только первой частью общего платежа в размере пяти миллионов евро.

Сейчас это обвинение с Ламонова снято, но он продолжает оставаться под следствием по аналогичному уголовному делу, но с другой суммой взятки.

Уголовное дело Михаила Максименко рассматривается в Мосгорсуде и насчитывает несколько коррупционных эпизодов, один из которых связан с получением взятки за возбуждение уголовного дела в отношении следователей ГСУ СКР по Санкт-Петербургу, обидевших состоятельного бизнесмена.

В середине декабря прошлого года в Санкт-Петербурге арестовали старшего следователя одного из районных управлений МВД Игоря Левченко. Полицейского обвинили в получении 500 тысяч евро за прекращение уголовного дела, связанного с мошенничеством.

В СМИ также появилась информация, что в деле мог быть замешан судья одного из местных судов.

Незадолго до этого ареста в Москве к девяти годам колонии приговорили бывшего подполковника уголовного розыска Вадима Шавлохова, который за 100 тысяч долларов передал бандиту Аслану Гагиеву собранное на его ОПГ досье, чем помог преступнику скрыться от правосудия.

Ранее ПАСМИ сообщало, что в Самаре задержали двоих адвокатов, передавших местным силовикам более миллиона рублей за смягчение приговора их подзащитному.

В Москве у адвокатов аппетиты выше на порядок — столичный юрист вместе со своим клиентом вымогали у знакомого им мужчины 30 млн рублей, угрожая, что, в противном случае, он из свидетеля по уголовному делу превратится в обвиняемого.

Размер суммы мошенник обосновал тем, что придется дать на лапу неким сотрудникам правоохранительных органов, которые замнут дело. А двое петербургских адвокатов, наоборот, предложили за 1,2 млн рублей превратить подозреваемого в свидетеля, но сами попали под следствие за мошенничество.

«Рынок такой существует, к сожалению. Это доказывает, что правовая реформа провалена. Когда ко мне приходят клиенты, то многие спрашивают не о позиции защиты, а есть ли у меня знакомые в суде или прокуратуре. Потому что взятки дают либо в суде, либо прокурору.

Клиенты хотят только связей от адвокатов, подталкивают адвокатов к налаживанию таких связей в суде и прокуратуре — таких адвокатов называют „ходоками“ или „решальщиками“. Промышляют этим, как правило, бывшие сотрудники правоохранительных органов, у которых остались связи», — рассказал «Ленте.

ру» адвокат Сергей Беляк.

По словам Сергея Беляка, за мзду можно не только закрыть уголовное дело или смягчить обвинение, но и начать уголовное преследование неугодного гражданина без законных оснований. В первом случае с вас потребуют от 500 тысяч до одного миллиона долларов, во втором — от одного до двух миллионов долларов.

В отдаленных от столицы регионах цены могут оказаться ниже, так как следователи там менее избалованы. К примеру, на Алтае следователь МВД за 10 тысяч долларов проигнорировал материалы доследственной проверки и отказал в возбуждении уголовного дела.

А один из собеседников «Ленты.ру» рассказал изданию, что его клиентка попала под следствие во время рейдерской атаки — злоумышленники предложили 10 тысяч долларов следователю районного отдела полиции, который и возбудил дело по надуманным основаниям.

В материале издания также приводится показательный пример с вором в законе Романом Сычевым, которого обвинили в незаконном хранении оружия и наркотиков, но оправдали в суде, подделав показания задержавших Сычева полицейских.

Журналистам стало известно, что свобода обошлась вору в законе в 40 млн рублей. Правда, позже приговор был обжалован в вышестоящей инстанции и признан незаконным, однако судья не понес никакого наказания за свое продажное решение.

«Нет прейскуранта, все зависит о наглости и фантазии взяточника. В сумму закладывается риск потерять место и свободу, поэтому мало не просят», — говорит в беседе с «Лентой.ру» юрист Екатерина Заподинская.

Продажное «правосудие»

Владимирская судья Анна Хохлова в 2010 году согласилась за 600 тысяч рублей смягчить наказание киллеру, убившему сотрудницу одной из московских радиостанций. Получив от адвоката убийцы деньги, судья скинула с 13-летнего срока лишения свободы два с половиной года.

А в мае 2010 года Хохлова за 700 тысяч рублей выпустила из-под ареста мошенницу-цыганку, которая тут же сбежала. Ее поймали лишь в 2011 году, когда уже уходившая в отставку судья попыталась заработать еще 600 тысяч рублей на снижении размера наказания другому убийце.

Приговор Анне Хохловой вынесли в марте 2017 года.

«Вы бы послушали разговоры в кабинетах и курилках. Один судья озабоченно жалуется, что „сволочь председатель“ не дает ни одного денежного дела, поэтому он уже две недели сидит на мели, — рассказывает бывший судья Дмитрий Новиков.

— Другой сетует: как в глаза жене буду смотреть, даже 200 долларов сегодня домой не понесу! Выход — идти к банкомату, снять с карточки копившуюся за ненадобностью несколько месяцев зарплату. Председатель в это же время ворчит, что народ стал жадным, последний посетитель вместо денег бетон предлагал.

Хорошо, что стройку затеял, а так зачем ему этот бетон?».

Наибольшим спросом у судей пользуются дела, связанные с мошенничеством и незаконным оборотом наркотиков. У фигурантов этих дел, как правило, водятся деньги, а размер возможного наказания по указанным статьям варьируется от восьми лет колонии до простого штрафа.

Не менее часто взятками решаются вопросы и в арбитражных судах — экс судью Московского арбитражного суда Игоря Корогодова обвиняют в получении 70 тысяч долларов от предпринимателя, попытавшегося снять с себя долговые обязательства своей компании.

В материале ПАСМИ, посвященном судебной системе РФ, раскрываются причины, по которым судей тянет к левому заработку — это неприкосновенность, закрытость и неподконтрольность.

УДО за деньги

Если у фигуранта уголовного дела не хватило денег, чтобы развалить дело или купить приговор, не связанный с лишением свободы, то у него еще есть попытка выйти по УДО — эта услуга продается на прилавках начальников колоний и работников прокуратуры. Цены зависят от регионов, где осужденные отбывают свое наказание, а также от статей, по которым были вынесены приговоры.

«Самые дешевые выкупы — из Мордовии и Чувашии, которые составляют ориентировочно 100 тысяч рублей за год. Поэтому малообеспеченные осужденные стремятся попасть в Мордовию или Чувашию, несмотря на то, что там ужасные бытовые условия, сплошной туберкулез, и заключенных, даже женщин, нещадно избивают.

В роли посредников выступают местные адвокаты, которые берут за свои услуги недорого. Тверь и Владимир уже подороже — 300 тысяч рублей за год.

А вот стоимость выкупа из московского СИЗО „Печатники“, где можно остаться отбывать наказание в хозотряде, составляет 1,2 миллиона рублей за год», — говорится в публикации.

Источник: https://pasmi.ru/archive/201485/

Откровение судьи о взятках, угрозах и других особенностях судебной системы РФ

Судья берет взятки

Честный разговор о взятках, угрозах и жалости к подсудимым

Автор – Евгений Стоянов

От некоторых приговоров российских судов бросает в дрожь. Тюрьма за кражу шоколадки, и при этом – пустяковый штраф за хищение миллионов. Что в голове у этих людей в черных мантиях, как они принимают решения, кто на них давит и почему судье проще признать человека виновным, чем оправдать? Об этом на условиях анонимности «КП» рассказал действующий судья с 20-летним стажем.

Равнодушие становится нормой

Судьями становятся по-разному: кто-то приходит из прокуратуры, кто-то из полиции, есть судьи – бывшие адвокаты или юрисконсульты. Сейчас судьями назначаются пожизненно. И ты все время ощущаешь себя как на пороховой бочке: невозможно предугадать, как тебе аукнется дело, рассмотренное тобой 5 или 10 лет назад.

Судьи всегда на виду, но известно о них мало

Если раньше было важно, чтобы судья правильно писал определения и постановления, то последние лет шесть важнее, чтобы он делал все очень быстро. А еще: раньше старались набирать умных, сейчас – покладистых.

Люди при таком подходе разучились думать и принимать решения самостоятельно. Самое ужасное – равнодушие к судьбам людей и всего дела.

Это становится насаждаемой нормой, превращая судейский корпус в аморфное тело, которым легко управлять.

Судьями становятся по-разному: кто-то приходит из прокуратуры, кто-то из полиции, есть судьи – бывшие адвокаты или юрисконсульты

Как на нас давят

На судей давят часто, но никогда не делают это напрямую. Например, может позвонить председатель суда или его помощник и начать расспрашивать: «А почему дело так долго рассматриваете? А что случилось?». Обычно такое бывает, когда дела касаются крупных промышленных холдингов или чиновников.

Хотя у обычных жуликов тоже есть механизмы давления на суд. Жалобы летят куда только можно: председателю суда, в коллегию, Верховный суд. Бывает, умышленно затягивают процесс, чтобы истекли разрешенные законом сроки следствия.

Заявляют всевозможные ходатайства: просят провести экспертизы, вызвать новых свидетелей, провести очные ставки и так далее. На это все у судьи уходит много времени.

А рассмотреть дело надо: сроки поджимают, другие дела на подходе, отпуск по графику…

Однажды я пошел на хитрость, сказал: ребята, если будете себя так вести, то никаких свиданий с родственниками во время процесса у вас не будет. Формально свидания с родственниками разрешены только после оглашения приговора.

Но возможны и исключения, свидания может разрешить руководство СИЗО, но для этого нужно и разрешение от судьи, который рассматривает дело. После этого они перестали затягивать процесс.

Если ты с обвиняемыми общаешься по-человечески, то обычно и они с тобой так же.

Бывают ли угрозы?

Бывают. Я имею в виду те, которых действительно следует опасаться. Крики и ругань во время процесса – это просто эмоции, а однажды, когда я зачитывал приговор, подсудимый перерезал себе вены. Пронес за щекой бритву, видимо, конвой недосмотрел. Неприятное зрелище было.

Преступники идут на разные уловки, чтобы разжалобить судью

Но когда идут убивать, то обычно не предупреждают – приходят и убивают. Это мы о жуликах толком ничего не знаем, а они все подмечают, даже какой помадой красится женщина-судья. Кто строже, кого чем можно разжалобить, на кого можно надавить, а на кого не подействует. На мой взгляд, практика угроз судьям больше распространена в южных регионах нашей страны. Там их и убивают чаще.

У меня были такие дела, когда у свидетелей ноги подкашивались от страха, да и у самого холодок по спине пробегал. Чего ждать от некоторых преступников – непонятно. В сложных ситуациях к судье и его семье приставляют охрану. Правда, сразу после приговора ее снимают, считается, что судье опасность больше не грозит.

Дают тем, кто берет

Мне предлагали взятку только один раз. Адвокат давал 2 тысячи долларов. Я отказался. Потом узнал, что подсудимые давали адвокату на подкуп судьи 22 тысячи долларов. В итоге они пошли другим путем – занесли прокуратуре.

И во время прений гособвинитель вдруг неожиданно переквалифицировал им статью на менее тяжкую – с разбоя на грабеж. Я это все понимал и влупил по максимуму, который был предусмотрен для той статьи, – семь лет. Деньги обычно дают тому, кто берет, преступники прекрасно знают, кому занести.

Эта информация очень быстро распространяется, и ходоки идут целенаправленно. Вообще для судей существует журнал, в который они должны внести случаи «внепроцессуального общения», то есть предложение взятки. А вот у присяжных такого нет. С кем они общаются вне процесса, никто не знает. Сил и средств следить за ними просто нет.

Уже сейчас есть случаи подкупа целой коллегии, а что будет дальше – никто не знает…

Замечено, что чиновники значительно реже получают реальные сроки, чем обычные граждане. Так, бывшего губернатора Еврейской автономной области Александра Винникова (на фото) обвиняли в злоупотреблении полномочиями, что нанесло бюджету ущерб свыше 24 млн руб.

Про несправедливость

Часто бывают случаи, когда опера вешают на человека преступления, которые тот не совершал. Как правило, это серии, например, кражи велосипедов. Серии всегда тяжело раскрываются. А операм нужно выполнять показатели.

Когда они ловят преступника с поличным, то говорят ему: «Возьми на себя серию, какая тебя разница? Все равно будешь сидеть, а так дело рассмотрят в особом порядке, получишь минимальный срок».

Могут что-то предложить взамен: домой свозить, с родными пообщаться или еще что-то.

Обычно судья сразу понимает, что подсудимого «нагрузили». Это видно по делу. Например, во время последнего преступления жулика взяли с поличным, а по предыдушим эпизодам у него везде явка с повинной. То есть, скорее всего, в реальности он совершил только последнее преступление, а остальными его «догрузили».

Выходов из такой ситуации у судьи несколько: если все согласны, можно рассмотреть дело, как есть. Другой – убедить гособвинителя, что доказательств нет. Тогда он откажется от обвинения, и уголовное преследование либо прекратится, либо дело вернется в прокуратуру.

Но если гособвинитель на это не идет, наступает самый сложный и трудозатратный процесс – оправдывать подсудимого. Затратный потому, что надо все досконально проверить, всех вызвать, допросить и написать убедительный приговор, а это далеко не у всех получается.

Поэтому чаще и проходит особый порядок – он наименее трудоемок. В этом случае наказание просто регулируют, назначая срок как за одно преступление. Тогда и жалоб нет, и все довольны. У оперов раскрываемость повысилась, у суда дело быстро рассмотрено, а осужденный получил срок, на который рассчитывал.

Судье приходится принимать непростые решения, от которых зависят судьбы людей

Однажды я рассматривал апелляцию по рецидивисту. Его признали виновным в серии из пяти краж. Но суд первой инстанции дал ему не два года, как обещали опера, а четыре, то есть по верхнему пределу.

Он подал апелляцию, где заявил, что совершил только одну кражу, а не всю серию. Во время одной кражи он находился в СИЗО, а во время другой был в какой-то глухой деревне, ремонтировал школу.

Я запрашиваю документы, приходят ответы, да, действительно, он говорит правду. В общем, я осудил его только за одну кражу, а не за всю серию.

А бывает еще, что вред и наказание несоизмеримы. Например, по статье за «незаконный оборот драгметаллов» предусмотрен штраф от 100 000 рублей. Реальные дельцы попадаются, но редко.

Чаще бывает, что человек выковыривает из старой бытовой техники серебряные контакты и звонит по объявлению «Куплю серебро». А это объявление дали опера. «Преступника» задерживают, идет следствие, потом суд.

Формально состав преступления есть, а если вдуматься, в чем тут вред?

Иногда на процессе врут все

Если ты хорошо знаком с материалами дела, то обычно заранее знаешь, какое решение примешь. Но так бывает не всегда. Бывает, начинаешь писать обвинительный приговор – не пишется, пишешь оправдательный – то же самое.

Иногда понимаешь, что на процессе все врут: жулики, потерпевшие, свидетели… Часто так бывает в делах по мошенничеству. Тогда ты собираешь по максимуму всю информацию и долго ее анализируешь.

Читаешь дело, ищешь решения пленумов Верховного суда, изучаешь практику по аналогичным делам. Это сложный процесс, просто его не видно людям.

Бывают дела, в которых, не вникнув в технические тонкости, разобраться невозможно.

Чем громче дело, тем большее давление испытывают судьи. Можно только предполагать, под каким прессом находился судья, выносивший приговор по делу уфимской дознавательницы, обвинившей трех офицеров полиции в изнасиловании

Про жалость к подсудимым

Разжалобить судью пытаются одними и теми же приемами: малолетние дети, иждивенцы, болезни. К ним судьи уже привыкли. И при вынесении приговора руководствуешься не эмоциями, а Уголовным кодексом. Хотя, конечно, есть «вилка судейского усмотрения». Границы по ней довольно большие.

Допустим, статья 111 («умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»). Если потерпевший умер, то это четвертая часть статьи, а если получил тяжкий вред здоровью, то первая. Парадокс в том, что сейчас судья может признать преступника виновным по первой части и дать ему четыре года колонии.

Но такой же срок преступник может получить и по четвертой части, когда потерпевший умер.

В этом случае смотришь на поведение подсудимого. Обычно сразу видно: этого и максимальный срок ничему не научит, а этому хватит двух месяцев СИЗО, чтобы он больше не возвратился на преступный путь.

У меня был случай, который я помню до сих пор. Судил бабушку по статье 327 («подделка, изготовление или оборот поддельных документов»). У нее был фальшивый документ, который позволял бесплатно ездить на транспорте. Ее дочь была наркоманкой, устроила дома притон.

К дочери приходили друзья, которые регулярно били эту бабушку. Дочь продала из дома все, что можно, например, диван. Бабушка спала на полу, и у нее не было денег даже на еду. В итоге дочь умерла от передоза. А этот поддельный документ бабушке дал опер, который занимался делом ее дочери.

Он просто хотел ей помочь, зная, что у женщины нет денег ни на что.

Так вот, по этой статье обычно наказывают штрафом, но бабушка умоляла дать ей срок, так как у нее не было денег. Когда ее взяли с фальшивкой, она ехала на могилу к дочери. Я смотрю на гособвинителя, а у нее в глазах слезы, и у всех, кто был на процессе, – тоже. К счастью, у меня были основания для прекращения дела. Но такие истории редки.

Оправдание – редкость

В каждом регионе есть средний показатель по обвинительным и оправдательным приговорам. Обычно судьи стараются существенно не превышать средний по региону показатель по оправданиям.

Иначе, к примеру, могут понизить твою категорию. Понимаете, оправдательный приговор – это всегда ЧП.

Получается, следствие плохо работало, а прокуратура зря утверждала обвинительное заключение? Такой приговор бракует их работу.

Мне кажется, в советские годы следствию было важно установить истину, а сейчас больше – доказать вину. Но все-таки я считаю, что следствие абсолютно незаконно уголовные дела не заводит. Если поднять в любом отделе полиции архивы, то выяснится, что у них тысячи материалов, по которым прекратили производство или не стали заводить дела из-за отсутствия состава преступления.

Да, суды у нас почти всегда проходят с обвинительным уклоном, но, несмотря на это, я не считаю, что это сильно критично. Грубо говоря, если бы я был полностью независим от всех показателей, то судил бы практически так же.

Про присяжных

Я не против судов присяжных, но одно дело, когда это происходит в областном суде в крупном городе. И совсем другая история, когда это какой-то небольшой город в глухомани. Знаете, у нас ведь есть такие города, где половина населения сидит или скоро сядет, а вторая половина их охраняет. Вот в таких городах в судах присяжных я ничего хорошего не вижу.

Кстати, я иногда читаю в СМИ информацию по делу, которое веду. Обычно это касается экономических дел. Я это делаю скорее для того, чтобы понимать расклад сил.

Например, идут обвиняемые на контакт с журналистами или наоборот? Есть ли сливы по этому делу от следствия? На мое решение информация из СМИ никак не влияет. А на суды присяжных очень даже влияет, они ведь ее принимают за истинную.

К тому же СМИ нередко подают все так, будто им уже стопроцентно известно, виновен человек или нет.

Источник

Правосудие по-хахалевски: почему мировые автоконцерны пострадали от краснодарских судей

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

Источник: http://xn----ctbsbazhbctieai.ru-an.info/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/%D0%BE%D1%82%D0%BA%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D1%81%D1%83%D0%B4%D1%8C%D0%B8-%D0%BE-%D0%B2%D0%B7%D1%8F%D1%82%D0%BA%D0%B0%D1%85-%D1%83%D0%B3%D1%80%D0%BE%D0%B7%D0%B0%D1%85-%D0%B8-%D0%B4%D1%80%D1%83%D0%B3%D0%B8%D1%85-%D0%BE%D1%81%D0%BE%D0%B1%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8F%D1%85-%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D1%81%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%BC%D1%8B-%D1%80%D1%84/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.