Умысел что это

Умысел в гражданском праве, или Мотив имеет значение: рецензия на книгу

Умысел что это

Один из интересных вопросов гражданского права – это вопрос о степени вины в гражданском правонарушении.

Должно ли право варьировать режим ответственности за деликт или нарушение договора в зависимости от той или иной степени вины? При написании последней своей статьи мне пришлось несколько погрузиться в этот вопрос, и могу честно признать, столкнулся с рядом сложных проблем, которые в нашем праве не сказать, что разработаны.

В целом и наш ГК РФ, и многие другие правопорядки признают в ряде случаев особенности ответственности за умысел или за умысел и грубую неосторожность.

– Например, ответственность за нарушение тех или иных договоров объявляется применимой только за умышленное нарушение договора или нарушение договора, произошедшее в силу умысла или грубой неосторожности. Тем самым в случае нарушения договора в силу простой неосторожности должник от ответственности освобождается. Таких норм достаточно много в нашем ГК в частности.

– Другой пример: в случае умышленного нарушения договора (в ряде стран умышленного и по грубой неосторожности) не работает принцип ограничения размера подлежащих взысканию убытков только теми убытками, которые могли быть предвидены нарушителем на момент заключения договора (напр., Франция, Италия, Испания, Принципы УНИДРУА, DCFR…).

– Еще пример: во многих странах (в Германии, например) и у нас в том числе (п.4 ст.401 ГК) условие договора об освобождении от ответственности не срабатывает применительно к случаям умышленного нарушения.

– В праве США, Англии и некоторых других стран умышленный, расчетливый характер нарушения договора может дать основания для взыскания с нарушителя вместо убытков кредитора, а доходов нарушителя, извлеченных из факта нарушения (disgorgement of profits). Для справки: у нас в силу абз.2 п.2 ст.15 ГК – такой расчет взыскания воможен по любым нарушениям.

– Судебная практика ряда стран признает, что в случае умышленного нарушения договора суд не должен применять свое право снизить размер явно несоразмерной неустойки.

– Наконец, в праве некоторых штатов США за умышленные нарушения некоторых категорий договоров допускается взыскание карательных убытков (то есть некой штрафной суммы в дополнение к присужденным компенсационным убыткам). 

Короче говоря, примеров таких достаточно много.

Но что такое умысел в гражданском праве? Если кажется очевидным, что некоторая более высокая степень жесткости системы санкций может или даже должна быть признана в ситуации умышленных правонарушений, то просто необходимо определиться с самим понятием. Если бы право не проводило различий в последствиях умышленных и неумышленных нарушений, вопрос был бы не столь острым с практической точки зрения. Но раз проводит и, видимо, не без оснований, без кристаллизации понятия не обойтись.

Очевидно, что умысел предполагает осознанность, контролируемость поведения нарушителя. Но всякое ли осознанное нарушение является умышленным? Эта проблема особенно остро встает в договорном праве. Например, очевидно, что нарушение договора, произошедшее с целью причинить вред кредитору, носит умышленный характер.

Не менее очевидно, что нарушение договора, произошедшее с целью извлечь дополнительную выгоду (например, покрутить деньги, причитающиеся кредитору и извлечь из них тот или иной доход), также является умышленным.

Но как быть со случаем, когда должник нарушает договор осознанно, имея возможность его исполнить, но стремясь избежать непропорциональных расходов или сложностей?

И еще вопрос: не стоит ли воспринять в гражданском праве понятие косвенного умысла из права уголовного, т.е.

должник нарушил не осознанно, но неосторожное нарушение произошло в силу того, что он несколько ранее имел умысел на создание условий для такого нарушения (например, допущен сам по себе неумышленный дефект в работах, но причиной этого стало то, что подрядчик осознанно в целях экономии использовал бракованный материал или оборудование)? Следует ли такие случаи квалифицировать как умысел или как грубую неосторожность? 

Возникает и проблема с доказыванием. Если право по особенному относится к умышленным нарушениям, то на ком лежит бремя доказывания? По общему правилу свою невиновность или наличия обстоятельств непреодолимой силы доказывает ответчик, и этого ему достаточно, чтобы снять с себя ответственность.

Но как быть, если в случае умысла, ответственность более строгая или не работают те или иные защитные инструменты (напр., оговорки об освобождении от ответственности, критерий предвидимости и т.п.)?  Например, кредитор взыскивает убытки по договору, а ответчик ссылается на оговорку об освобождении от ответственности в договоре.

Истец считает, что нарушение было умышленным и оговорка не работает по п.4 ст.401 ГК. На ком бремя доказывания? Наверное, все-таки на ответчике. Хотя….

Короче говоря, эти вопросы требуют изучения.

В последние годы в правовой науке США опубликовано несколько десятков объемных статей, посвященных этой проблематике (в частности, предлагаются теории выделять из общего понятия умышленных нарушений оппортунистические, недобросовестные нарушения, а также много пишут о разграничении умышленных эффективных и умышленных неэффективных нарушений). Отдельные штаты постоянно экспериментируют (напр., в Калифорнии недавно был период, когда суды взыскивали карательные убытки за умышленные, недобросовестные нарушения почти любого договора). Но крайне интересно посмотреть, как подходят к решению этих проблем европейцы. Что там с этим Dol у французов? или как немцы определяют умышленное нарушение, при котором у них в силу п.3 пар.276 ГГУ не работает условие договора об освобождении от ответственности?

В этой связи с огромным нетерпением ждал доставки с Амазона новой книги голландкого цивилиста Мартина ван Когеленберга, посвященной проблеме умышленного нарушения договора. Книга называется “Мотив имеет значение!” (язык английский) 

Наконец, книга пришла. В целом, я нашел там много интересной компаративной информации в отношении подходов к проблеме в европейском праве. Есть здесь и обзор основных политико-правовых аргументов по вопросу: экономический анализ этой проблематики, аргументы из области моральной философии.

Автор признает, что по сравнению с американским правом в Европе эта тема не столь сильно дебатируется, хотя норм, привязывающих режим ответственности к умыслу, тут немало.

В целом автор выдвигает тезис о политико-правовой желательности более строгого отношения права к умышленным нарушениям договора, и выделяет достаточно много ситуаций, в которых суды, на его взгляд, должны учитывать мотив нарушения (отказ снижать неустойку, взыскание непредвидимых убытков, блокирование условия об освобождении от ответственности и т.п.). 

В то же время нельзя сказать, что автору удалось сформулировать четкое определение умышленного нарушения.

Он в самом начале книги вводит рабочее определение (что-то вроде “умышленное нарушение – это осознанное нарушение, проихошедшее с целью либо извлечь выгоду, либо избежать расходов”).

Далее сквозь компаративный и политико-правовой анализ демонстрирует темные места в этом определении, ставя его в тех или иных аспектах под сомнение. Далее говорит о необходимости дальнейшей проработки. Но что-то конечного финального определения я так и не нашел…. 

Тем не менее, тем, кто интересуется проблематикой договорной ответственности, книгу могу рекомендовать…

Источник: https://zakon.ru/blog/2014/7/9/umysel_v_grazhdanskom_prave_ili_motiv_imeet_znachenie_recenziya_na_knigu

Что такое Умысел

Умысел что это

Умысел — Заранее обдуманное намерение сделать что-л.

Значение слова Умысел по Ожегову:

Умысел — Одна из форм вины (противопоставляемая неосторожности) — подготовка преступл ения с осознанием его общественно опасных последствий Spec

Умысел Заранее обдуманное намерение (обычно предосудительное)

Умысел в Энциклопедическом словаре:

Умысел — (в праве) — одна из форм вины. заключается в том, что лицо,совершающее преступление, сознает общественно опасный характер своегодействия (бездействия), предвидит его общественно опасные последствия ижелает их (прямой умысел) или сознательно допускает (косвенный умысел).

Значение слова Умысел по словарю Ушакова:

УМЫСЕЛ
умысла, и (устар.) УМЫСЛ, умысла, м. Обдуманное заранее намерение совершить что-н. (преимущ. дурное, предосудительное). Зовет то в города, то в степи, заветным умыслом полна. Некрасов. Он готов оставить умысел жестокий. Лермонтов. Злой умысел. Сделать что-н. без всякого умысла.

УМЫСЕЛ
умысла, и (устар.) УМЫСЛ, умысла, м. Обдуманное заранее намерение совершить что-н. (преимущ. дурное, предосудительное). Зовет то в города, то в степи, заветным умыслом полна. Некрасов. Он готов оставить умысел жестокий. Лермонтов. Злой умысел. Сделать что-н. без всякого умысла.

Значение слова Умысел по словарю Брокгауза и Ефрона:

Умысел (юрид.) — необходимое для вменения отношение познавательной способности и воли человека к совершенному им деянию. Элементы У.: сознание совершаемого, предвидение его последствий и сознание противозаконности данного действия или бездействия. Деяния, совершенные при наличности этих условий, называются умышленными, в отличие от случайных (см.

Случай) и неосторожных (см. Неосторожность). Третий элемент, при всей его теоретической важности, положительным правом в число признаков У. не включается, ибо сознание противозаконности считается присущим всякому вменяемому лицу на основании принципа: error jurir semper nocet. В русском законодательстве это начало выражено в ст.

62 основных законов: “Никто не может отговариваться неведением закона”. У. предполагает сознательное отношение к фактическим условиям, образующим состав деяния, и к юридической его обстановке. вместе с тем предполагается преступное направление воли. Новейшие кодексы, в большинстве общего понятия У. не определяют, предоставляя установление его доктрине и практике.

Исключение составляет кодекс итальянский. Определение У. в русский проект уголовного уложения вводят вследствие “бедности нашей юридической литературы и, следовательно, отсутствия руководящих начал для практики” (объясн. зап., т. I, стр. 394).

Преступное деяние, по проекту, почитается, умышленным, если виновный “желал его учинения или сознательно допускал наступление обуславливающего преступность сего деяния последствия”. Сознание совершаемого в число признаков У.

первого рода не включено, но “само собою разумеется, что при разрешении в каждом отдельном случае вопроса об умышленности этого рода, суд должен прежде всего установить наличность сознания, а затем уже определить направление воли действовавшего” (там же, стр. 395). Старая доктрина уголовного права, преимущественно немецкая, создала крайне сложную и запутанную систему деления У. на виды.

Система эта была усвоена партикулярными германскими кодексами, и следы ее сохранились до сих пор, напр. в нашем уложении о наказаниях. У. делится, во-первых, на прямой (dolus directus) и непрямой (dolus indirectus). Под непрямым У. до Фейербаха разумелся У. предполагаемый, подтверждаемый обстоятельствами дела (силою удара, употребленным оружием и т. п.).

Ныне под ним разумеется так называемое преступное безразличие (dolus eventualis), когда виновный предвидел, что его действие может привести к преступному результату, и сознательно допускал его наступление. По степени определенности цели различают dolus determinatus, когда У.

направляется на результат, точно определенный, и dolus indeterminatus, когда результат в представлении действующего лица индивидуально определен не был. Разновидность определенного У. составляет dolus alternativus, когда виновный имеет в виду одно из нескольких возможных последствий его действия, напр., или смерть, или увечье. Третье деление У.

основывается на степени обдуманности и хладнокровия, проявленных виновным или в момент сформирования У., или в момент действия. Во втором случае различают исполнение преступного действия в спокойном состоянии духа и исполнение аффектированное (mit oder ohne &Uuml. eberlegung). В первом различают три оттенка: а) У.

аффектированный (impetus), когда он сформировался в состоянии аффекта, хотя и не достигшего такой силы, которая уничтожает вменяемость. б) У. внезапный, но хладнокровный, когда преступная воля сложилась в спокойном состоянии духа, но задуманное было приведено в исполнение немедленно (dolus repentinus). в) У.

обдуманный или предумышление (dolus praemeditatus), когда виновный заранее обдумал все существенные моменты совершенного деяния. Действующее уложение о наказ. (ст. 3) говорит, что преступления и проступки суть умышленные или неумышленные. В умышленных ст. 4 различает “две степени: первая, когда противозаконное деяние учинено вследствие не внезапного, а заранее обдуманного намерения или У..

вторая, когда оное учинено, хотя и с намерением, но по внезапному побуждению без предумышления”. В особенной части (ст. 1454, 1455 и др.) установлено, однако, различие трех видов У.: предумышления, или заранее обдуманного намерения, простого У. и У. в запальчивости и раздражении (см. Убийство). Обдуманность, по действующему праву, относится к составлению У., а не к действию.

поэтому выполнение деяния в аффекте, происходящем от опьянения или возникшем в силу оказанного жертвою сопротивления, не устраняет возможности признать деяние учиненным предумышленно, и, наоборот, полное хладнокровие, расчет в момент действия не предполагает еще обдуманности У., так как оно возможно и при У., возникшем внезапно (Таганцев, “Лекции”, II, стр. 678). Согласно 105 ст. улож.

, за деяние, учиненное с обдуманным заранее намерением, определяется всегда высшая мера наказания за то преступление положенного, если в законе не определено для случаев этого рода особой ответственности. Предумышление, как отягченная форма виновности, должно быть точно доказано. в противном случае деяние должно быть признаваемо непредумышленным.

Отличие прямого умысла от непрямого выражено уложением в ст.

108 и 109 (и кроме того в ряде статей особенной части): “Если по обстоятельствам, сопровождавшим его деяние, подсудимый мог и должен был предвидеть, что последствием оного должны быть не одно, а несколько преступлений разной важности, то, хотя бы он и не имел положительного намерения совершить именно важнейшее из сих преступлений, мера его наказания определяется всегда по сему важнейшему из преступлений, долженствовавших быть последствием его деяния. если подсудимый, при содеянии какого-либо преступления, тем самым, хотя и без прямого на сие У., учинил еще другое, более тяжкое, то мера его наказания определяется по правилам о совокупности преступлений”. Кроме того, особенная обдуманность в действиях преступника отнесена ст. 129-ою к обстоятельствам, увеличивающим вину. Обнаружение У. есть первая ступень осуществления преступной воли вовне (см. Приготовление и Покушение). Ст. 7 уложения под обнаружением У. разумеет “изъявление на словах или письменно, или же иным каким-либо действием намерения учинить преступление”, а равно “угрозы, похвальбы и предложения сделать какое-либо зло”. Как в науке уголовного права, так и в современных кодексах наказуемость обнаружения У. безусловно отвергается. но по уложению о наказаниях оно иногда наказуемо и при некоторых государственных преступлениях обложено даже смертной казнью (напр. ст. 242). См. Gessler, “Ueber Begriff and Arten des Dolus”. Krug, “Dolus und Culpa”, Frank, “Vorstellung und Wille in der modernen Doluslehre”. Lucas, “Die subjective Verschuldung im heutigen deutschen Strafrechte”. K.-K.

Определение слова «Умысел» по БСЭ:

Умысел — см. в ст. Вина.

Источник: https://xn----7sbbh7akdldfh0ai3n.xn--p1ai/umisel.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.