Умысла

Умысел в гражданском праве, или Мотив имеет значение: рецензия на книгу

Умысла

Один из интересных вопросов гражданского права – это вопрос о степени вины в гражданском правонарушении.

Должно ли право варьировать режим ответственности за деликт или нарушение договора в зависимости от той или иной степени вины? При написании последней своей статьи мне пришлось несколько погрузиться в этот вопрос, и могу честно признать, столкнулся с рядом сложных проблем, которые в нашем праве не сказать, что разработаны.

В целом и наш ГК РФ, и многие другие правопорядки признают в ряде случаев особенности ответственности за умысел или за умысел и грубую неосторожность.

– Например, ответственность за нарушение тех или иных договоров объявляется применимой только за умышленное нарушение договора или нарушение договора, произошедшее в силу умысла или грубой неосторожности. Тем самым в случае нарушения договора в силу простой неосторожности должник от ответственности освобождается. Таких норм достаточно много в нашем ГК в частности.

– Другой пример: в случае умышленного нарушения договора (в ряде стран умышленного и по грубой неосторожности) не работает принцип ограничения размера подлежащих взысканию убытков только теми убытками, которые могли быть предвидены нарушителем на момент заключения договора (напр., Франция, Италия, Испания, Принципы УНИДРУА, DCFR…).

– Еще пример: во многих странах (в Германии, например) и у нас в том числе (п.4 ст.401 ГК) условие договора об освобождении от ответственности не срабатывает применительно к случаям умышленного нарушения.

– В праве США, Англии и некоторых других стран умышленный, расчетливый характер нарушения договора может дать основания для взыскания с нарушителя вместо убытков кредитора, а доходов нарушителя, извлеченных из факта нарушения (disgorgement of profits). Для справки: у нас в силу абз.2 п.2 ст.15 ГК – такой расчет взыскания воможен по любым нарушениям.

– Судебная практика ряда стран признает, что в случае умышленного нарушения договора суд не должен применять свое право снизить размер явно несоразмерной неустойки.

– Наконец, в праве некоторых штатов США за умышленные нарушения некоторых категорий договоров допускается взыскание карательных убытков (то есть некой штрафной суммы в дополнение к присужденным компенсационным убыткам). 

Короче говоря, примеров таких достаточно много.

Но что такое умысел в гражданском праве? Если кажется очевидным, что некоторая более высокая степень жесткости системы санкций может или даже должна быть признана в ситуации умышленных правонарушений, то просто необходимо определиться с самим понятием. Если бы право не проводило различий в последствиях умышленных и неумышленных нарушений, вопрос был бы не столь острым с практической точки зрения. Но раз проводит и, видимо, не без оснований, без кристаллизации понятия не обойтись.

Очевидно, что умысел предполагает осознанность, контролируемость поведения нарушителя. Но всякое ли осознанное нарушение является умышленным? Эта проблема особенно остро встает в договорном праве. Например, очевидно, что нарушение договора, произошедшее с целью причинить вред кредитору, носит умышленный характер.

Не менее очевидно, что нарушение договора, произошедшее с целью извлечь дополнительную выгоду (например, покрутить деньги, причитающиеся кредитору и извлечь из них тот или иной доход), также является умышленным.

Но как быть со случаем, когда должник нарушает договор осознанно, имея возможность его исполнить, но стремясь избежать непропорциональных расходов или сложностей?

И еще вопрос: не стоит ли воспринять в гражданском праве понятие косвенного умысла из права уголовного, т.е.

должник нарушил не осознанно, но неосторожное нарушение произошло в силу того, что он несколько ранее имел умысел на создание условий для такого нарушения (например, допущен сам по себе неумышленный дефект в работах, но причиной этого стало то, что подрядчик осознанно в целях экономии использовал бракованный материал или оборудование)? Следует ли такие случаи квалифицировать как умысел или как грубую неосторожность? 

Возникает и проблема с доказыванием. Если право по особенному относится к умышленным нарушениям, то на ком лежит бремя доказывания? По общему правилу свою невиновность или наличия обстоятельств непреодолимой силы доказывает ответчик, и этого ему достаточно, чтобы снять с себя ответственность.

Но как быть, если в случае умысла, ответственность более строгая или не работают те или иные защитные инструменты (напр., оговорки об освобождении от ответственности, критерий предвидимости и т.п.)?  Например, кредитор взыскивает убытки по договору, а ответчик ссылается на оговорку об освобождении от ответственности в договоре.

Истец считает, что нарушение было умышленным и оговорка не работает по п.4 ст.401 ГК. На ком бремя доказывания? Наверное, все-таки на ответчике. Хотя….

Короче говоря, эти вопросы требуют изучения.

В последние годы в правовой науке США опубликовано несколько десятков объемных статей, посвященных этой проблематике (в частности, предлагаются теории выделять из общего понятия умышленных нарушений оппортунистические, недобросовестные нарушения, а также много пишут о разграничении умышленных эффективных и умышленных неэффективных нарушений). Отдельные штаты постоянно экспериментируют (напр., в Калифорнии недавно был период, когда суды взыскивали карательные убытки за умышленные, недобросовестные нарушения почти любого договора). Но крайне интересно посмотреть, как подходят к решению этих проблем европейцы. Что там с этим Dol у французов? или как немцы определяют умышленное нарушение, при котором у них в силу п.3 пар.276 ГГУ не работает условие договора об освобождении от ответственности?

В этой связи с огромным нетерпением ждал доставки с Амазона новой книги голландкого цивилиста Мартина ван Когеленберга, посвященной проблеме умышленного нарушения договора. Книга называется “Мотив имеет значение!” (язык английский) 

Наконец, книга пришла. В целом, я нашел там много интересной компаративной информации в отношении подходов к проблеме в европейском праве. Есть здесь и обзор основных политико-правовых аргументов по вопросу: экономический анализ этой проблематики, аргументы из области моральной философии.

Автор признает, что по сравнению с американским правом в Европе эта тема не столь сильно дебатируется, хотя норм, привязывающих режим ответственности к умыслу, тут немало.

В целом автор выдвигает тезис о политико-правовой желательности более строгого отношения права к умышленным нарушениям договора, и выделяет достаточно много ситуаций, в которых суды, на его взгляд, должны учитывать мотив нарушения (отказ снижать неустойку, взыскание непредвидимых убытков, блокирование условия об освобождении от ответственности и т.п.). 

В то же время нельзя сказать, что автору удалось сформулировать четкое определение умышленного нарушения.

Он в самом начале книги вводит рабочее определение (что-то вроде “умышленное нарушение – это осознанное нарушение, проихошедшее с целью либо извлечь выгоду, либо избежать расходов”).

Далее сквозь компаративный и политико-правовой анализ демонстрирует темные места в этом определении, ставя его в тех или иных аспектах под сомнение. Далее говорит о необходимости дальнейшей проработки. Но что-то конечного финального определения я так и не нашел…. 

Тем не менее, тем, кто интересуется проблематикой договорной ответственности, книгу могу рекомендовать…

Источник: https://zakon.ru/blog/2014/7/9/umysel_v_grazhdanskom_prave_ili_motiv_imeet_znachenie_recenziya_na_knigu

Умысел как форма вины. Виды умысла

Умысла

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо, его совершившее, осознавало общественную опасность своего действия (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч. 2 ст. 25 УК).

Прямой умысел включает в себя 2 элемента:

1)интеллектуальный – осознание общественно опасного характера совершаемого деяния и предвидение его общественно опасных последствий характеризуют процессы, которые протекают в сфере сознания.

2)волевой – желание наступления указанных последствий.

Предвидение – это отражение в сознании тех событий, которые обязательно произойдут, должны или могут произойти в будущем. Оно означает мысленное представление виновного о том вреде, который причинит или может причинить его деяние объекту посягательства.

При прямом умысле предвидение включает, во-первых, представление о фактическом содержании предстоящих изменений в объекте посягательства, во-вторых, понимание их социального значения, т.е.

вредности для общества, в-третьих, осознание причинно-следственной зависимости между действием или бездействием и общественно опасными последствиями.

Прямой умысел в ч. 2 ст. 25 УК характеризуется, в частности, предвидением возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий.

Интеллектуальный элемент этого вида умысла характеризуется, как правило, предвидением неизбежности наступления общественно опасных последствий.

Лишь в отдельных случаях лицо, совершающее преступление с прямым умыслом, предвидит общественно опасные последствия не как неизбежные, а лишь как реально возможные.

Волевой элемент прямого умысла характеризует направленность воли субъекта. Он определяется в законе как желание наступления общественно опасных последствий.

Желание – это стремление к определенному результату. Оно не означает, что последствия преступления приятны или выгодны виновному. Желание может иметь различные психологические оттенки.

При прямом умысле оно заключается в стремлении к определенным последствиям, которые могут выступать для виновного в качестве: 1) конечной цели (убийство из ревности, мести), 2) промежуточного этапа (убийство с целью облегчить совершение другого преступления), 3) средства достижения цели (убийство с целью получения наследства), 4) необходимого сопутствующего элемента деяния (убийство путем взрыва, если вместе с намеченной жертвой неизбежно погибнут и другие).

Законодательное определение прямого умысла ориентировано на преступления с материальным составом, поэтому желание связывается в нем только с общественно опасными последствиями, в которых воплощен вред, причиняемый объекту.

При совершении преступлений с формальным составом желание виновного распространяется на сами действия (бездействие), которые по своим объективным свойствам обладают признаком общественной опасности независимо от факта наступления вредных последствий.

Помимо содержания важным показателем прямого умысла является его направленность – мобилизация интеллектуально-волевых усилий виновного на совершение деяния, посягающего на определенный объект, совершаемого определенным способом, причиняющего определенные последствия, характеризующегося наличием определенных отягчающих или смягчающих обстоятельств.

Косвенный умысел в соответствии с законом (ч. 3 ст. 25 УК) имеет место, если лицо, совершившее преступление, осознавало общественную опасность своего действия (или бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, и хотя и не желало, но сознательно допускало их либо относилось к ним безразлично.

Осознание общественно опасного характера деяния при косвенном умысле имеет то же содержание, что и при прямом умысле. Но характер предвидения общественно опасных последствий при прямом и при косвенном умысле не совпадает.

Косвенному умыслу свойственно предвидение только возможности наступления общественно опасных последствий (ч. 3 ст. 25). Интеллектуальный элемент косвенного умысла характеризуется осознанием общественной опасности совершаемого деяния и предвидением реальной возможности наступления общественно опасных последствий.

Волевой элемент косвенного умысла характеризуется в законе как отсутствие желания, но сознательное допущение общественно опасных последствий либо безразличное к ним отношение (ч. 3 ст. 25 УК).

Сознательное допущение означает, что виновный вызывает своими действиями определенную цепь событий и сознательно, т.е. осмысленно, намеренно, допускает развитие причинно-следственной цепи, приводящее к наступлению общественно опасных последствий.

Волевое содержание косвенного умысла может проявиться и в безразличном отношении к наступлению общественно опасных последствий. Оно означает отсутствие активных эмоциональных переживаний в связи с общественно опасными последствиями, реальная возможность наступления которых отражается опережающим сознанием виновного.

Закон делит умысел на виды только в зависимости от особенностей их психологического содержания. А теория и практика уголовного права знают и иные классификации видов умысла:

1)по моменту возникновения преступного намерения:

А)Заранее обдуманный умысел означает, что намерение совершить преступление осуществляется через более или менее значительный промежуток времени после его возникновения.

Б)Внезапно возникшим является такой вид умысла, который реализуется в преступлении сразу же или через незначительный промежуток времени после его возникновения. Он может быть простым или аффектированным.

https://www.youtube.com/watch?v=4w7iB0ys35A

Простым внезапно возникшим умыслом называется такой его вид, при котором намерение совершить преступление возникло у виновного в нормальном психическом состоянии и было реализовано сразу же или через короткий промежуток времени после возникновения.

Аффектированный умысел характеризует не столько момент, сколько психологический механизм возникновения намерения совершить преступление. Поводом к его возникновению являются неправомерные или аморальные действия потерпевшего в отношении виновного или его близких либо систематическое противоправное или аморальное поведение потерпевшего, создавшее длительную психотравмирующую ситуацию.

2)В зависимости от степени определенности представлений субъекта о важнейших фактических и социальных свойствах совершаемого деяния:

а)Определенный (конкретизированный) умысел характеризуется наличием у виновного конкретного представления о качественных и количественных показателях вреда, причиняемого деянием.

*Альтернативный умысел – это разновидность определенного умысла, при котором виновный предвидит примерно одинаковую возможность наступления двух или большего числа индивидуально-определенных последствий. Преступления, совершаемые с альтернативным умыслом, следует квалифицировать в зависимости от фактически причиненных последствий.

б)Неопределенный (неконкретизированный) умысел означает, что у виновного имеется не индивидуально-определенное, а обобщенное представление об объективных свойствах деяния, т.е. он осознает только его видовые признаки.

15.Неосторожность, её виды, содержание, отличие от других форм вины.

ч. 2 ст. 24 УК гласит: “Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса”.

УК, законодательно закрепив деление неосторожности на виды, рассматривает в качестве ее видов легкомыслие и небрежность (ч. 1 ст. 26).

Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия (или бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение (ч. 2 ст. 26 УК).

1)интеллектуальный элемент легкомыслия – предвидение возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия. Характеризуется только возможностью предвидения общественно опасных последствий. При косвенном умысле виновный предвидит реальную (т.е.

для данного конкретного случая) возможность наступления общественно опасных последствий, то при легкомыслии эта возможность предвидится как абстрактная: субъект предвидит, что подобного рода действия вообще могут повлечь общественно опасные последствия, но полагает, что в данном конкретном случае они не наступят.

2)волевой элемент – самонадеянный расчет на их предотвращение. Если при косвенном умысле виновный сознательно допускает наступление общественно опасных последствий, т.е.

одобрительно относится к ним, то при легкомыслии отсутствует не только желание, но и сознательное допущение этих последствий, и, наоборот, субъект стремится не допустить их наступления, относится к ним отрицательно. При преступном легкомыслии сознание и воля лица не безразличны к возможным вредным последствиям совершаемого деяния, а направлены на их предотвращение.

Закон характеризует волевое содержание легкомыслия не как надежду, а именно как расчет на предотвращение общественно опасных последствий, имеющий под собой вполне реальные, хотя и недостаточные основания.

Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо, его совершившее, не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть (ч. 3 ст. 26 УК).

Небрежность – это единственная разновидность вины, при которой лицо не предвидит общественно опасных последствий своего деяния ни как неизбежных, ни как реально или даже абстрактно возможных.

Лицо, имея реальную возможность предвидеть общественно опасные последствия совершаемых им действий, не проявляет необходимой внимательности и предусмотрительности, чтобы совершить волевые действия, нужные для предотвращения указанных последствий, не превращает реальную возможность в действительность.

Небрежность характеризуется двумя признаками: отрицательным и положительным:

1)Отрицательный признак небрежности – непредвидение лицом возможности наступления общественно опасных последствий – включает, во-первых, отсутствие осознания общественной опасности совершаемого деяния, а во-вторых, отсутствие предвидения преступных последствий.

2)Положительный признак небрежности состоит в том, что виновный должен был и мог проявить необходимую внимательность и предусмотрительность и предвидеть наступление фактически причиненных общественно опасных последствий.

Он устанавливается с помощью двух критериев: долженствование означает объективный критерий (обязанность предвидеть последствия), а возможность предвидения – субъективный критерий небрежности (возможность их предвидеть при необходимой внимательности и предусмотрительности).

Формы и виды вины Интеллектуальный элемент Волевой элемент
Прямой умысел Осознание общественной опаснос- ти совершаемого деяния, предви- дение неизбежности или реальной возможности наступления общест- венно опасных последствий Желание наступления этих последствий
Косвенный умысел Осознание общественной опаснос- ти совершаемого деяния, предви- дение реальной возможности на- ступления общественно опасных последствий Отсутствие желания нас- тупления этих последст- вий, но сознательное их допущение или безраз- личное к ним отношение
Преступное легкомыслие Предвидение абстрактной возмож- ности наступления общественно опасных последствий Самонадеянный (без дос- таточных к тому основа- ний) расчет на их пре- дотвращение
Преступная небрежность Непредвидение общественно опас- ных последствий совершаемого деяния Отсутствие волевых уси- лий, направленных на то, чтобы предвидеть наступление общественно опасных последствий



Источник: https://infopedia.su/8x73b3.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.