Условия правомерности необходимой обороны относящиеся к посягательству

Уголовное право. Общая часть

Условия правомерности необходимой обороны относящиеся к посягательству

⇐ Необходимая оборона

Условиями правомерности необходимой обороны, относящимися к посягательству, являются общественная опасность, действительность и наличность посягательства.

Первое условие правомерности — общественная опасность посягательства означает, что данное деяние причиняет существенный вред интересам личности, общества, государства. Недопустима необходимая оборона против правомерных действий, таких, например, как меры по задержанию преступника, законный обыск, арест и т.п.

Сопротивление, оказываемое представителям власти, должностным лицам при осуществлении ими своих законных функций, не может рассматриваться в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, хотя теория и практика уголовного права не отрицает возможности необходимой обороны против незаконных действий должностных лиц.

Правда, одни авторы (А. А. Пионтковский) утверждают, что защита от противоправных действий должностных лиц возможна, лишь если эти действия связаны с посягательством на личность. Другие (Н. Н. Паше-Озерский) считают, что обороняться можно только от очевидно преступных и формально незаконных действий должностных лиц, например при необоснованном аресте без судебного решения.

Оборона возможна только против нападения, не основанного на законе или праве. Поэтому недопустима защита против действий, совершаемых в процессе необходимой обороны.

Однако если имела место провокация нападения, то лицо не может ссылаться на необходимую оборону.

Например, если субъект вызвал раздражение и тем самым подтолкнул гражданина на посягательство с целью расправиться с ним под видом обороны.

Второе условие правомерности — действительность посягательства означает, что оборона допустима лишь против реального посягательства, которое существует в объективной действительности, а не в воображении обороняющегося. Отсутствие этого условия позволяет говорить о мнимой обороне.

Мнимая оборона есть ситуация, когда лицо под влиянием фактической ошибки причиняет вред гражданину при отсутствии реального нападения (кажущееся нападение) с его стороны.

Вопрос об уголовной ответственности за вред, причиненный в состоянии мнимой обороны, должен решаться по правилам фактической ошибки.

В п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 16 августа 1984 г. № 14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» разъяснено:

  • — лицо подлежит освобождению от уголовной ответственности за вред, причиненный в состоянии мнимой обороны, если оно добросовестно заблуждалось относительно реальности нападения и при этом не превысило пределов кажущегося нападения. Пьяный П. стал ломиться в дом к незнакомым людям, бил окна, сквернословил, угрожал убийством. В доме была Ж. с шестилетней девочкой. Она взяла топор и причинила ему тяжкий вред здоровью;
  • — при тех же самых обстоятельствах, если имела место несоразмерность характера и интенсивности защиты характеру и интенсивности кажущегося нападения, субъект понесет наказание при смягчающих обстоятельствах — как за превышение пределов необходимой обороны. Инкассатор Г. вместе с Ш. приехал за деньгами. Г. зашел в магазин, Ш. и водитель сидели в машине, к которой подошли четверо пьяных, просили подвезти, открыли дверцу. Ш. ударил открывшего дверь ногой по руке. Тот схватил Ш. за ногу. Ш. решил, что на них напали грабители, и выстрелом ранил в ногу одного из пьяных. Г. выскочил из магазина и открыл стрельбу по убегающим. Проходивший мимо К. спрятался за бочку, но затем вышел из укрытия, Г. увидел приближающегося К. и, считая, что он нагнулся, чтобы взять камень для нападения, выстрелом в голову без предупреждения причинил ему тяжкий вред здоровью;
  • — виновный будет отвечать за неосторожное причинение вреда, если он не осознавал мнимости посягательства, но по обстоятельствам дела мог и должен был это осознавать;
  • — и наконец, лицо будет отвечать за умышленное причинение вреда, если обстановка была такова, что объективно не было оснований заблуждаться относительно истинного характера происходящего и отсутствия нападения и субъект лишь в силу собственной мнительности и буйства фантазии вообразил существование нападения. Г. ночью в овраге увидел двух людей и решил, что они хотят его ограбить. Когда они подошли к нему, Г. ударом ножа убил одного из них.

Третье условие правомерности — наличность посягательства. Существование нападения в действительности еще не порождает права на необходимую оборону. Необходимо, чтобы это нападение было налично, т.е. либо уже началось и еще не завершилось, либо непосредственно предстоит, грозит немедленно начаться, когда промедление с оборонительными действиями смерти подобно.

Как говорилось в Воинском артикуле Петра I, «не должен себе есть от противника первый удар ожидать, ибо через такой первый удар может такое причиниться, что и противиться весьма забудет». Оборона допускается не только в случае начавшегося посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения (п. 5 названного постановления Пленума).

Высшая судебная инстанция неоднократно исправляла ошибки нижестоящих судов, признавая наличие необходимой обороны в случае, когда лицо лишь пыталось нанести удар обороняющемуся.

Именно этим условием наличности необходимая оборона отличается от несвоевременной обороны (преждевременной или запоздалой), которая осуществляется против не начавшегося или завершенного нападения. Разновидностью преждевременной обороны является применение различного рода устройств и приспособлений, используемых собственником для охраны своего движимого и недвижимого имущества.

Примером такого устройства может служить капкан, установленный Димой Семицветовым из кинофильма «Берегись автомобиля» в своей автомашине. Вопрос о правомерности таких оборонительных действий был поднят в немецкой литературе Г. Беккером.

Сторонники принятия упредительных мер ссылаются на то, что все эти капканы, самострелы и т.п.

приборы сработают и причинят вред лицу именно в момент осуществления посягательства, и поэтому не имеет значения тот факт, что они были установлены заранее.

Ведь никто же не отрицает возможность необходимой обороны, если защита осуществлялась заранее взятым оружием. При этом упускается из виду тот факт, что в момент посягательства не существует угрозы применения насилия, так как все эти приспособления предназначены для охраны имущества от тайного похищения.

Поэтому законным можно признать оборудование таких устройств лишь при условии, что они могут сработать только в момент посягательства в отношении посягающего и не способны причинить существенный ущерб здоровью (например, забор из колючей проволоки, устройства для изобличения и задержания взломщиков касс телефонов-автоматов и т.п.).

Моментом окончания необходимой обороны является момент фактического окончания посягательства. Оно может быть завершено при добровольном оставлении нападения, в силу отражения его защищающимся или третьими лицами либо при достижении цели нападения. Во всех этих случаях отпадает и право на необходимую оборону.

Часто причинение вреда после прекращения или предотвращения нападения является актом мести, самочинной расправы, судом Линча. Это не может служить основанием для освобождения от уголовной ответственности, но с учетом предыдущего неправомерного поведения нападавшего может быть смягчающим обстоятельством.

Но если защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного нападения, но по обстоятельствам дела для обороняющегося не был ясен момент его окончания, то лицо признается действовавшим в состоянии необходимой обороны. Это несвоевременная извинительная оборона, разновидность мнимой обороны, запоздалая оборона.

Вопрос об уголовной ответственности за вред, причиненный во время несвоевременной обороны, должен решаться, как и при мнимой обороне, по правилам фактической ошибки.

Соблюдение условий правомерности, относящихся к характеристике нападения, не способно быть основанием для освобождения от уголовной ответственности. Необходимо, чтобы и оборонительные действия отвечали определенным требованиям, условиям.

Источник: https://isfic.info/ugolov/stern103.htm

Необходимая оборона

Условия правомерности необходимой обороны относящиеся к посягательству

Под необходимой обороной понимается правомерная защита от общественно опасного посягательства путем причинения вреда посягающему.

В соответствии со статьей 34 УК “Не является преступлением действие, совершенное в состоянии необходимой обороны, то есть при защите жизни, здоровья, прав обороняющегося или другого лица, интересов общества или государства от общественно опасного посягательства путем причинения посягающему вреда, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны”.

Причинение вреда посягающему будет признано правомерным только при наличии предусмотренных законом условий, относящихся как к посягательству, так и к защите от него.

Условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к посягательству, характеризуют деяние, при совершении которого допускается применение силы в отношении посягающего. Дея­ние должно быть: а) общественно опасным; б) наличным; в) действительным.

Общественно опасными посягательствами являются деяния, которые причиняют или могут причинить существенный вред правоохраняемым интересам человека, общества или государства.

Не допускается защита от действий, которые, хотя и могут причинить ущерб, но совершаются на законных основаниях, например, при осуществлении профессиональных функций.

Наличность посягательства определяется стадией и временными пределами его осуществления. Необходимая оборона допустима от посягательства, реализующегося на стадии покушения. Защита от приготовления к преступлению возможна только в случаях, когда объем и характер приготовительных действий делают их близкими к покушению.

Посягательство считается наличным как в момент его осуществления, так и при реальной угрозе его немедленного осуществления.

Наличностью посягательства определяется такое условие правомерности необходимой обороны, как своевременность защиты.

Действительность посягательства означает, что оно существует объективно, т.е. посягательство должно быть реальным, а не мнимым.

Условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к защите:

а) вред причиняется посягающему, а не третьим лицам;

6) своевременность защиты;

в) соответствие защиты опасности посягательства (не должно быть допущено превышение пределов необходимой обороны).

Причиняемый посягающему вред может быть физическим (телесные повреждения, причинение смерти) или материальным (повреждение или уничтожение предметов, используемых в ка­честве орудий преступления).

При необходимой обороне вред должен причиняться только исполнителю. Причинение вреда организатору или пособнику посягательства допустимо, если их действия по своему характеру приближаются к действиям исполнителя.

Своевременность защиты определяется временными пределами осуществления посягательства. Право на необходимую оборону возникает чуть ранее начала осуществления посягательства (выполнения объективной стороны преступления), а именно в момент возникновения реальной угрозы его осуществления.

Право на необходимую оборону прекращается с фактическим прекращением посягательства.

Причинение вреда до начала (преждевременная оборона) или после прекращения посягательства (запоздалая оборона), если лицо сознавало преждевременность или запоздалость обороны, ква­лифицируется как преступление на общих основаниях.

Преждевременная оборона, которая явилась следствием ошибки лица в оценке начала осуществления посягательства, при наличии иных условий может рассматриваться как мнимая оборона.

Запоздалая оборона – это ситуация, когда посягательство очевидно закончилось, но обороняющийся вследствие ошибки считает, что оно продолжается. Такая оборона также может рассматриваться как мнимая.

Мнимая оборона – это защита от кажущегося посягательства, когда лицо ошибочно принимает за общественно опасные посягательства деяния, которые в действительности таковыми не являются.

Квалификация причинения вреда при мнимой обороне осуществляется в соответствии с положениями статьи 37 УК.

Если лицо фактически не сознавало и по обстоятельствам дела не должно было или не могло сознавать отсутствие общественно опасного посягательства, то мнимая оборона приравнивается по своим пра­вовым последствиям к необходимой обороне.

Если же в сложившейся обстановке лицо, хотя и не сознавало своей ошибки, но должно было и могло сознавать отсутствие общественно опасного посягательства, то причинение вреда квалифициру­ется как неосторожное преступление.

Соответствие защиты опасности посягательства законодательно сформулировано как недопустимость превышения пределов необходимой обороны.

Определение пределов допустимости причинения вреда посягающему осуществляется на основе сопоставления характера и степени тяжести фактически причиненного посягавшему вреда с характером и степенью общественной опасности посягательства, возможностями обороняющегося по его отражению, обстановкой посягательства и защиты.

Характер причиняемого посягающему вреда – это причинение вреда его здоровью (телесные повреждения), лишение жизни, повреждение или уничтожение его имущества. Характер же общественной опасности посягательства определяется теми общественными отношениями, на причинение вреда которым направлено посягательство.

Степень общественной опасности посягательства определяется размером того вреда, который может быть причинен посягательством.

Превышение пределов необходимой обороны в соответствии с частью 3статьи 34 УК – явное для обороняющегося лица несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется смерть или тяжкое телесное повреждение.

Причинение посягающему излишнего вреда является деянием общественно опасным. Именно поэтому законодатель установил уголовную ответственность за убийство (ст. 143 УК) и за причинение тяжкого телесного повреждения (ст. 152 УК) при превышении пределов необходимой обороны.

С объективной стороны данные преступления характеризуют­ся совершением активных действий, направленных на причинение соответствующего вреда, а также наступлением последствий в виде тяжких телесных повреждений или смерти.

Однако общественно опасными названные деяния и последствия являются не сами по себе, а только в связи с наличием значительного превышения ими того вреда, который был необходим для предотвращения посягательства.

С субъективной стороны превышение пределов необходимой обороны характеризуется прямым или косвенным умыслом (обороняющийся сознает характер и степень опасности посягательства, предвидит наступление в результате оборонительных действий смерти или тяжких телес­ных повреждений, сознает, что такие последствия значительно превышают пределы допустимости вреда и желает причинить такие последствия либо сознательно допускает их наступление).

Таким образом, превышение пределов необходимой обороны – это умышленное причинение посягающему тяжких телесных повреждений или смерти, когда причинение такого вреда является очевидно для обороняющегося чрезмерным, явно не соответствующим характеру и степени общественной опасности, а также обстановке посягательства.

Предыдущая41424344454647484950515253545556Следующая

Дата добавления: 2015-08-26; просмотров: 1362; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

ПОСМОТРЕТЬ ЁЩЕ:

Источник: https://helpiks.org/4-115746.html

Условия правомерности необходимой обороны

Условия правомерности необходимой обороны относящиеся к посягательству

Под необходимой обороной понимается правомерная защита от общественно опасного посягательства путём причинения вреда посягающему.

Каждый человек имеет право на защиту своих прав и законных интересов, прав и законных интересов другого лица, общества и государства от общественно опасного посягательства.

Право на необходимую оборону вытекает из естественного, присущего человеку от рождения права на жизнь.

Теория уголовного права и судебная практика признают необходимую оборону правомерной лишь в том случае, когда она удовлетворяет ряду определённых условий.

Если не соблюдено хоть бы одно из этих условий, акт защиты уже перестаёт быть общественно полезным и может повлечь за собой уголовную ответственность.

Условия правомерности акта необходимой обороны принято подразделять на относящиеся к посягательству и защите.

Условия, относящиеся к посягательству.

Право на оборону порождает только общественно опасное посягательство на правоохраняемые интересы. Оно не устраняется даже тогда, когда нападение осуществляется должностными лицами.

Посягательство должно быть наличным, т.е. начавшимся (или близким к началу) и ещё не окончившимся. Оно должно обладать способностью неминуемо, немедленно причинить общественно опасный вред.

Начало нападения в данном случае это замах рукой или ногой, или запуск камня, а заканчивается, когда лишается общественной опасности. Посягательство не является наличным в тех случаях, когда оно закончилось и опасность уже не угрожает.

Момент фактического окончания общественно опасного посягательства является конечным моментом необходимой обороны.

Посягательство должно быть действительным, реальным, а не мнимым, существующим в объективной действительности, а не только в воображении защищающегося. Признак действительности нападения позволяет провести разграничение между необходимой и мнимой обороной (оборона против воображаемого, кажущегося, но в действительно не существующего посягательства).

При решении вопроса о мнимой обороне возможны три варианта:

1. Если фактическая ошибка исключает умысел и неосторожность, то устраняется и уголовная ответственность за действия, совершённые в состоянии мнимой обороны. В таких случаях лицо не только не сознаёт, но по обстоятельствам дела не должно и не может сознавать, что общественно опасного посягательства нет.

2.

Если при мнимой обороне лицо, причиняющее вред мнимому посягателю, не сознавало, что в действительности посягательства нет, добросовестно заблуждаясь в оценке сложившейся обстановки, но по обстоятельствам дела должно было и могло осознавать это, ответственность за причинённый вред наступает как за неосторожное преступление. При более внимательном отношении к создавшейся ситуации субъект мог бы не допустить ошибки и прийти к правильному выводу об отсутствии реальной опасности.

3.

В тех случаях, когда лицо совершенно неосновательно предположило нападение, когда ни поведение потерпевшего, ни вся обстановка по делу не давали ему никаких реальных оснований опасаться нападения, оно подлежит ответственности на общих основаниях как за умышленное преступление. В этих случаях действия лица не связаны с мнимой обороной, а вред потерпевшему причиняется вследствие чрезмерной, ничем не оправданной подозрительности виновного при отсутствии со стороны потерпевшего каких-либо действий сходных с нападением.

Условия, относящиеся к защите

Необходимая оборона предполагает защиту не только своих, но и любых других охраняемых законом интересов.

Употребляющийся иногда термин “самооборона” должен пониматься не в том смысле, что обороняющийся защищает только себя, а лишь в том смысле, что он отражает посягательство сам, своими силами.

Следует специально подчеркнуть, что защита интересов других лиц допустима независимо от их согласия на оказание помощи. Каждый человек по собственной инициативе может отражать общественно опасные посягательства на личность и права других граждан.

Защита осуществляется путём причинения вреда посягающему, а не третьим (посторонним) лицам. Причинение вреда непричастным к посягательству людям не подпадает под понятие необходимой обороны. Важное значение имеет указание закона на то, что право на оборону принадлежит лицу “независимо от возможности избежать посягательства, либо обратиться за помощью к другим лицам или органам власти”.

Защита должна быть своевременной. Она должна совпадать во времени с общественно опасным посягательством. Если так не получилось, тогда уместно говорить о преждевременной и запоздалой обороне.

Преждевременная оборона не будет ещё обороной необходимой, ибо против лишь предполагаемого посягательства можно принимать меры предупреждения, предосторожности, но не прибегать к обороне.

А так называемая запоздалая оборона уже не будет необходимой, так как против оконченного посягательства оборона вообще является излишней и логически немыслима.

Защита не должна превышать пределов необходимости. Превышение пределов необходимой обороны (эксцесс обороны) представляет собой умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства.

Под ним следует понимать причинение нападающему явно ненужного, чрезмерного, не вызываемого обстановкой вреда. Причинение посягающему при отражении общественно опасного посягательства вреда по неосторожности не может влечь уголовной ответственности.

Превышение пределов необходимой обороны является смягчающим обстоятельством.

Источник: https://studopedia.ru/1_102356_usloviya-pravomernosti-neobhodimoy-oboroni.html

Условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к посягательству

Условия правомерности необходимой обороны относящиеся к посягательству

Условиями правомерности необходимой обороны, относящимися к пося­гательству, являются его: 1) общественная опасность; 2) действитель­ность (реальность); 3) наличность.

Закон (ч. 1 ст. 37 УК) указывает на то, что посягательство должно быть общественно опасным. Общественно опасным посягательством при­знается такое деяние лица, которое предусмотрено в качестве преступле­ния в Особенной части УК.

Вместе с тем это вовсе не означает, что необ­ходимая оборона допустима при наличии любого по своему характеру преступного деяния. По смыслу закона состояние необходимой обороны может породить только такое преступление, которое немедленно вызы­вает наступление реальных вредных последствий.

Кроме того, необходи­мая оборона в принципе мыслима только в том случае, если наступление вредных последствий правоохраняемым интересам может быть предот­вращено именно путем причинения посягающему лицу вреда.

Как пра­вило, состояние «необходимой обороны возникает при совершении вся­кого рода насильственных преступлений – деяний, сопряженных с от­крыто агрессивными действиями посягающего (т. е. нападениями), Причиняющими физический или имущественный вред. Не случайно в ч. 21 ст. 37 УК использованы оба термина – «посягательство» и «напа­дение».

Используются они и в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств»1. На активный, агрессивный характер Посягательства при необходимой обороне указывалось и в русском дореволюционном уголовном праве2.

Следовательно, необходимая оборона вполне допустима при совер­шении таких преступлений, как убийство (ст.

105 УК) и его разновидно­сти, предусмотренные другими статьями УК (например, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа), причинение вреда здоровью, изнасилование, насильственные действия сексуального харак­тера, похищение человека, грабеж, разбой, вымогательство (сопряжен­ное с насилием). Вполне допустима необходимая оборона и при таких посягательствах на имущественные интересы, как неправомерное завла­дение автомобилем или иным транспортным средством без цели хище­ния, уничтожение или повреждение имущества, а также при ряде посяга­тельств на общественную безопасность (террористический акт, банди­тизм, захват заложника, хулиганство и др.).

Допускается необходимая оборона против явно незаконных дейст­вий представителей власти (например, работников милиции), совершае­мых с применением насилия с их стороны.

Необходимая оборона может иметь место не только от преступных посягательств, но равным образом допустима и против общественно опасных деяний лиц, не подлежащих уголовной ответственности вслед­ствие недостижения возраста 16 или 14 лет либо невменяемых. При этом не имеет значения, осознавало ли обороняющееся лицо указанные при­чины, по которым исключается уголовная ответственность посягающего лица.

Исключается необходимая оборона при так называемой провокации преступления, когда лицо намеренно (например, развязав драку) вызыва­ет посягательство на него другого лица, и с тем чтобы использовать это в качестве повода для причинения тому вреда. Содеянное в этом случае рассматривается как умышленное причинение соответствующего вреда потерпевшему, т. е. на общих основаниях3.

Невозможна необходимая оборона, сопряженная с причинением вреда другому лицу в связи с совершением последним действий, хотя формально и содержащих признаки какого-либо деяния, предусмотрен­ного УК, но заведомо для причинителя вреда не представляющих обще­ственной опасности в силу малозначительности. В этом случае лицо, причинившее вред, подлежит уголовной ответственности на общих ос­нованиях.

Действительность посягательства составляет второе условие право­мерности необходимой обороны и означает, что оно происходит на са­мом деле (реально), а не в воображении обороняющегося.

В противном случае имеет место так называемая мнимая оборона, т. е. причинение вре­да лицу при отсутствии с его стороны реального общественно опасного посягательства вследствие заблуждения обороняющегося.

Такие случаи представляют собой разновидность фактической ошибки и разрешаются следующим образом.

Если лицо не осознавало и по обстоятельствам дела не должно было или не могло осознавать ошибочность своего предположения о характере действий другого лица, то его действия рассматриваются как совершен­ные в состоянии необходимой обороны (приравниваются к ней).

При этом причинение им вреда может быть признано: а) соответствующим характеру и опасности «нападения», т. е.

правомерной необходимой обо­роной, или б) превышением пределов необходимой обороны, влекущим уголовную ответственность, если примененные способы защиты были недопустимы в условиях соответствующего реального посягательства.

Если же в сложившейся обстановке обороняющееся лицо должно было и могло правильно оценить действия другого человека (т. е. понять отсутствие с его стороны реального общественно опасного посягательст­ва), то оно подлежит ответственности за причинение вреда по неосто­рожности.

Однако иной будет оценка причинения вреда в той ситуации, когда обстановка происходящего не давала лицу абсолютно никаких основа­ний считать чьи-то действия нападением, а оно действовало исключи­тельно под влиянием самовнушения или страха. В этом случае ответст­венность наступает для обороняющегося на общих основаниях. Так, Г.

, возвращаясь поздно ночью домой и опасаясь возможного нападения, раскрыл имевшийся у него складной нож. Повстречав в неосвещенном месте идущих ему навстречу двух парней, Г. ударил одного из них ножом в грудь, причинив ему смертельное ранение. Свое поведение Г. объяснил тем, что принял повстречавшихся ему парней за грабителей и в целях обороны нанес одному из них удар ножом. Суд признал Г.

виновным в убийстве при отсутствии необходимой обороны.

Наличность посягательства — третье условие правомерности необхо­димой обороны, которое характеризует своевременность акта обороны. Наличным является такое посягательство, которое уже началось, но еще не закончилось. Начавшимся считается такое посягательство, при кото­ром охраняемые законом права и интересы нарушаются фактически, т. е.

им уже причиняется вред действиями, образующими объективную сторо­ну конкретного состава преступления. Однако состояние необходимой обороны, как указал Пленум Верховного Суда СССР в упомянутом поста­новлении от 16 августа 1984 г., возникает не только в самый момент обще­ственно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы напа­дения.

Следовательно, начавшимся посягательством следует считать такие действия лица, которые еще не составляют покушения на преступление, но в то же время свидетельствуют о его реальной и неотвратимой угрозе в ближайшем будущем.

Таково, например, устрашение путем демонстра­ции оружия и иных предметов, с помощью которых жизни или здоровью лица может быть причинен тяжкий вред.

Реальность угрозы посягательства оценивает сам обороняющийся с учетом объективно сложившейся обстановки, характера взаимоотно­шений с посягающим и особенностей его личности. Например, К.

, нахо­дящийся в состоянии алкогольного опьянения, стал беспричинно оскорблять пришедшего в его дом С, нанес несколько ударов руками и но­гами, повалил на пол и в таком положении угрожал ножом, приставляя его к горлу потерпевшего и угрожая расправой. Затем К., приставив нож к спине С, повел его к выходу из дома. Опасаясь за свою жизнь, С.

по­вернулся, выхватил у К. нож и дважды ударил им его, после чего убежал. При повторном рассмотрении дела суд признал правомерными действия С, причинившего тяжкий вред здоровью К.1

Признание посягательства наличным в том случае, когда имеется ре­альная угроза нападения, полностью соответствует нравственным крите­риям оценки действий обороняющегося.

Было бы откровенно неспра­ведливым лишать человека права на необходимую оборону до того мо­мента, пока посягающий не причинит фактического вреда тем или иным правоохраняемым интересам.

Если лицо будет вынуждено дожидаться фактического осуществления посягательства, то оно вообще может ли­шиться возможности пресечь действия посягающего.

В этой связи умест­но напомнить, что еще в Воинском ртикуле Петра I указывалось на право осуществлять активную необходимую оборону, не дожидаясь пер­вого удара со стороны посягающего. Вместе с тем неконкретная (абст­рактная) угроза, а равно простое обнаружение умысла на совершение преступления не создают реальной опасности нападения, что свидетель­ствует об отсутствии наличности посягательства и, соответственно, ис­ключает необходимую оборону.

Необходимая оборона невозможна после окончания посягательства, т. е. после того, как виновный, реализовав свой умысел, причинил вред правоохраняемым интересам и им больше не угрожает опасность.

Окон­ченным посягательство признается также при добровольном отказе от совершения преступления, а также если действия виновного были пресе­чены обороняющимся или другими лицами либо он прекратил нападение по иным причинам.

Важно, однако, подчеркнуть, что переход оружия или других предметов, использованных при нападении, от посягающего к обо­роняющемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании пося­гательства. Например, К., находящийся в состоянии опьянения, пришел в дом К-ва и стал стучать в дверь и окна.

После того как К-в открыл дверь, К. вошел в сени и стал избивать его. Затем, увидев нож, К. схватил его, однако К-ву в борьбе удалось вырвать нож и, отражая нападение, ударить им К. в грудь. Суд признал действия К-ва правомерными2.

Если лицо причинило нападающему вред после окончания (пресече­ния) посягательства, когда в применении средств защиты явно отпала необходимость, оно подлежит ответственности на общих основаниях, поскольку его действия не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, но с учетом смягчающих обстоятельств (п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК).

Однако, как правило, посягательство вызывает у обороняющегося волнение, поэтому он не может точно взвесить характер опасности и способен допустить ошибку в своевременности оборонительных дейст­вий. В связи с этим судебная практика руководствуется следующим пра-

видом: «Состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и окончен­ного посягательства, но по обстоятельствам дела для обороняющегося не был ясен момент его окончания»1. Следовательно, это особый случай правомерной, хотя и запоздалой (несвоевременной) защиты — защиты при фактическом отсутствии наличного посягательства.

Источник: https://cyberpedia.su/14x5fda.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.