Явка с повинной пленум

Определение Конституционного Суда РФ от 26.01.2017 N 183-О

Явка с повинной пленум

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 января 2017 г. N 183-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

СОЛОПОВА ВИКТОРА ЯКОВЛЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТОМ 2 ЧАСТИ ПЕРВОЙ

СТАТЬИ 140, ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 142 И ЧАСТЬЮ

ЧЕТВЕРТОЙ СТАТЬИ 146 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО

КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина В.Я. Солопова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.Я.

Солопов, осужденный к лишению свободы, назначенному с учетом наличия смягчающего обстоятельства – явки с повинной, просит признать не соответствующими статьям 21 (часть 1), 22 (часть 1), 23 (часть 1), 24 (часть 2), 45, 49 (части 1 и 2) и 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации пункт 2 части первой статьи 140 “Поводы и основание для возбуждения уголовного дела”, часть первую статьи 142 “Явка с повинной” и часть четвертую статьи 146 “Возбуждение уголовного дела публичного обвинения” УПК Российской Федерации, утверждая, что они – по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, – позволяют признавать явкой с повинной сообщение лица о совершенном им преступлении, полученное после возбуждения уголовного дела в отношении этого лица, о чем оно не было уведомлено.

Кроме того, по мнению заявителя, оспариваемые нормы не содержат достаточных гарантий от самооговора подозреваемого при даче им явки с повинной и тем самым позволяют использовать недоброкачественные доказательства при осуществлении правосудия.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Заявление о явке с повинной понимается как добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении (часть первая статьи 142 УПК Российской Федерации) и не только относится к такому сообщению, являющемуся поводом для возбуждения уголовного дела (пункт 43 статьи 5 и пункт 2 части первой статьи 140 УПК Российской Федерации), но и имеет самостоятельное уголовно-правовое значение, поскольку признается в качестве обстоятельства, смягчающего наказание (пункт “и” части первой статьи 61 УК Российской Федерации) (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 28 января 2016 года N 209-О).

Согласно разъяснениям, которые даны в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2015 года N 58 “О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания”, под явкой с повинной следует понимать добровольное сообщение лица о совершенном им или с его участием преступлении, сделанное в письменном или устном виде; не может признаваться добровольным заявление о преступлении, сделанное лицом в связи с его задержанием по подозрению в совершении этого преступления; признание лицом своей вины в совершении преступления в таких случаях может быть учтено судом в качестве иного смягчающего обстоятельства в порядке части второй статьи 61 УК Российской Федерации или, при наличии к тому оснований, как активное способствование раскрытию и расследованию преступления; добровольное сообщение лица о совершенном им или с его участием преступлении признается явкой с повинной и в том случае, когда лицо в дальнейшем в ходе предварительного расследования или в судебном заседании не подтвердило сообщенные им сведения (абзацы первый – третий пункта 29).

При этом оспариваемые заявителем нормы, регламентируя отдельные аспекты стадии возбуждения уголовного дела, не содержат положений, исключающих установленный порядок доказывания по уголовным делам, отменяющих или изменяющих требования, предъявляемые к доказательствам, правила их оценки, а потому не могут расцениваться как нарушающие права заявителя в указанном им аспекте. Разрешение же вопроса о правильности применения этих норм судом в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации не входит (статья 125 Конституции Российской Федерации и статья 3 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”).

Таким образом, данная жалоба, как не отвечающая критерию допустимости, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Солопова Виктора Яковлевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

——————————————————————

Источник: https://legalacts.ru/sud/opredelenie-konstitutsionnogo-suda-rf-ot-26012017-n-183-o/

Вс рекомендует не учитывать явку с повинной, если фигуранту не разъяснили права

Явка с повинной пленум

Верховный суд РФ обязал суды при наличии в деле явки с повинной проверять, разъяснялись ли обвиняемому его права, в том числе право пользоваться услугами адвокатов и не свидетельствовать против себя. Если следственные органы не выполнили этих требований, то такая явка с повинной не должна учитываться, отмечает высшая инстанция.

ВС также запретил просто перечислять в приговоре имена свидетелей, которым он доверяет, не раскрывая при этом сути их показаний.

Суть дела 

Высшая инстанция проверяла законность приговора Перовского суда Москвы в отношении двух обвиняемых. Адвокат одного из фигурантов в жалобе просила признать незаконной явку с повинной ее доверителя, поскольку она была составлена в отсутствие защитника и без разъяснения положений статьи 51 Конституции РФ. 

Адвокат также указала, что протокол следственных действий с участием второго фигуранта дела также должен быть признан недопустимым доказательством, поскольку обвиняемый допрашивался в ночное время.

Прокуратура сочла приговор районного суда и последующие решения апелляционной инстанции Мосгорсуда и его президиума законными и обоснованными и просила оставить жалобу без удовлетворения.

Однако ВС поддержал позицию защитника. 

Позиция ВС

При наличии в деле явки с повинной суды обязаны проверять, разъяснялись ли обвиняемому права не свидетельствовать против самого себя, пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения органов предварительного расследования и была ли задержанному обеспечена возможность осуществления этих прав (пункт 10 постановления Пленума ВС РФ от 29 ноября 2016 года No55), отмечает ВС.

Он указывает, что органы предварительного расследования, принимая явку с повинной, должны были разъяснить подозреваемому все эти права, однако из протокола усматривается, что этого сделано не было.

Более того, в судебном заседании осужденный изменил свои показания, фактически не подтвердив явку с повинной, но районный суд все равно признал ее допустимым доказательством, сославшись на то, что в ходе предварительного следствия обвиняемый подтверждал добровольное его обращение с данной явкой.

«Между тем, суд не принял во внимание, что в соответствии с требованиями закона, любые доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона, в силу статьи 75 УПК РФ, являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения», – подчеркивает ВС.

Он указывает, что и суды апелляционной и кассационной инстанций не приняли во внимание эти нарушения.

Показания свидетелей 

ВС обнаружил и другие ошибки при производстве по делу. Так, в основу приговора были положены показания двоих свидетелей, которые они дали в ходе предварительного следствия. Однако протоколы этих допросов в ходе судебного процесса не оглашались, отмечает высшая инстанция.

ВС напоминает, что приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании (статья 240 УПК РФ).

«С учетом указанного требования закона суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на собранные по делу доказательства, если они не были исследованы судом и не нашли отражения в протоколе судебного заседания.

Фактические данные, содержащиеся в оглашенных показаниях, как и другие доказательства, могут быть положены в основу выводов и решений по делу лишь после их проверки и оценки по правилам, установленным статьями 87, 88 УПК РФ», – поясняет ВС.

Поскольку эти доказательства не были исследованы в ходе судебного разбирательства в условиях состязательного процесса, то отражение их в приговоре противоречит фундаментальным основам уголовного судопроизводства, отмечает высшая инстанция. 

Кроме того, суд не раскрыл в приговоре содержание показаний троих свидетелей, ограничившись лишь ссылкой на них.

Между тем, в описательно-мотивировочной части приговора суд не вправе ограничиться перечислением доказательств или указанием на протоколы процессуальных действий и иные документы, в которых они отражены, а должен раскрыть их основное содержание (пункт 8 Постановления Пленума ВС РФ от 29 ноября 2016 года No55), напоминает ВС.

«При таких обстоятельствах Судебная коллегия приходит к выводу о том, что ввиду допущенных существенных нарушений уголовно-процессуального закона все состоявшиеся судебные решения подлежат отмене, а уголовное дело направлению на новое судебное рассмотрение», – решил ВС.

Алиса Фокс 

Источник: http://rapsinews.ru/publications/20200727/306078108.html

Явка с повинной как доказательство и ее новые перспективы

Явка с повинной пленум

27 декабря 2016 г.

В Стандарте участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве должна быть учтена новая ситуация

Верховный Суд РФ поставил долгожданную точку в длительном споре о нуллификации явки с повинной как доказательства в ее нынешнем виде. Тем самым увенчались успехом усилия ФПА РФ и адвокатов, которые следовало бы учесть в разрабатываемом Стандарте участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве.

Месяц назад оперативные сотрудники страны, читающие юридические новости, с прискорбием отметили п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 г.

№ 55 «О судебном приговоре»: « В тех случаях, когда в ходе проверки сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном статьей 144 УПК РФ, подсудимый обращался с письменным или устным заявлением о явке с повинной, и сторона обвинения ссылается на указанные в этом заявлении сведения как на одно из доказательств его виновности, суду надлежит проверять, в частности, разъяснялись ли подсудимому при принятии от него такого заявления с учетом требований части 1.1 статьи 144 УПК РФ права не свидетельствовать против самого себя, пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения органов предварительного расследования в порядке, установленном главой 16 УПК РФ; была ли обеспечена возможность осуществления этих прав».

Как видно, явка с повинной может быть признана доказательством, но только в том случае, если явившемуся лицу разъяснили права не свидетельствовать против себя самого, пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия должностных лиц. При этом возможность осуществления этих прав должна быть реально обеспечена, что означает обязательное присутствие защитника даже тогда, когда лицо желает от него отказаться. Данное положение создало серьезные трудности для недобросовестных должностных лиц в реализации их намерений использовать явки с повинной как доказательство обвинения. Но такую достойную уважения  позицию Верховный Суд РФ занимал не всегда.

Так, согласно Постановлению Президиума Верховного Суда РФ от 4 июля 2000 г. № 310п00пр по делу Слюсаренко, Али-Заде и др.: «Суд ошибочно исключил из разбирательства явку с повинной в связи с неразъяснением ст. 51 Конституции РФ».

(Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 3. С. 16–17).

В соответствии с Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 марта 2005 г. № 50-о04-82сп: « В связи с тем, что явки с повинной были написаны в отсутствие защитников и подсудимые отказались от их содержания в суде в силу п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, явки с повинной не могут быть признаны недопустимыми доказательствами».

(СПС «КонсультантПлюс»). Таким образом, согласно сложившейся практике Верховный Суд РФ и нижестоящие суды ранее полагали, что при получении явки с повинной разъяснять право не свидетельствовать против себя самого и право на приглашение защитника не требуется, поскольку по смыслу ст. 142 УПК РФ явка с повинной есть добровольное сообщение лица о совершенном преступлении, а присутствие адвоката при ее написании не является обязательным. Эта позиция включала зеленый свет для массового получения оперативными сотрудниками такого доказательства, как явка с повинной. Подписантам явок на всю оставшуюся жизнь  запомнилось, как их принудительно доставляли в правоохранительный орган, а потом обрушивали всю мощь оперативного непроцессуального убеждения и принуждения. После чего многие были готовы делать любые признания. А поскольку в распоряжении оперативных сотрудников иных процессуальных средств фиксации показаний не было, они оформляли эти признания как явку с повинной, стимулируя задержанных тем, что их позитивное поведение будет обязательно учтено на суде. Внешне получалось, что гражданин, движимый угрызениями совести, пришел в правоохранительный орган и добровольно рассказал о совершенном им  преступлении. Судьи верили в эту красивую историю даже тогда, когда подсудимые отказывались от написанных явок с повинной, объясняя их невыносимыми пытками. В пытки же наши судьи  верили крайне редко, а явки с повинной как доказательства принимали достаточно часто и охотно. Такое происходило до тех пор, пока  на помощь не пришел Европейский суд по правам человека.

В своем Постановлении от 13 июля 2010 г. по делу «Лопата против России» (Lopata v.

Russia, жалоба № 72250/01) ЕСПЧ указал, что использование для обвинения заявителя в совершении преступления явки с повинной, добровольный характер получения которой вызывает сомнения, написанной в отсутствие защитника, представляет собой нарушение п. 1 и подп. «с» п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Доводы представителей Российской Федерации о том, что  согласно российскому уголовно-процессуальному законодательству «признание» не являлось процессуальным документом, который должен или может быть составлен в присутствии защитника, а представляло собой выражение доброй воли обвиняемого, содержавшие разъяснения ст. 51 Конституции РФ, не были приняты Европейским судом (см. п. 128 ).

При этом Европейский суд указал: «Что касается утверждения властей Российской Федерации о том, что присутствие защитника при получении признательных показаний не являлось обязательным согласно национальному законодательству, Европейский суд напоминает, что в его задачу входит не абстрактное определение соответствия Конвенции применимого национального законодательства или его соблюдения национальными властями, но оценка соблюдения требований статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского суда от 16 июля 1971 г. по делу “Рингейзен против Австрииˮ (Ringeisen v. Austria), § 97, Series A, № 13)» (см. п. 139).

В дополнение к этому Европейский суд подчеркнул, что помощь адвоката на ранней стадии является частью процессуальных гарантий, которым придается особое значение при рассмотрении вопроса о том, умалялась ли в данной процедуре сущность привилегии не свидетельствовать против себя (Постановление Европейского суда (вынесено Большой Палатой) от 11 июля 2006 г. по делу «Яллох против Германии», Постановление Европейского суда от 2 августа 2005 г. по делу «Колу против Турции»). В связи с этим использование признательных показаний, полученных в отсутствие оказания юридической помощи, умаляет справедливость разбирательства в целом (Постановление Европейского суда от 13 марта 2014 г. по делу «Пакшаев против Российской Федерации»).

Имея в виду приведенную правовую позицию, ФПА РФ в отзыве на Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения судами России уголовного наказания» в ноябре 2015 г.

указывала: «Если лицо отрицает факт добровольности заявления о явке с повинной, суду следует проверять доводы подсудимого об обстоятельствах, при которых было сделано заявление о явке с повинной, в том числе о соблюдении права лица на получение квалифицированной юридической помощи, оказываемой защитником, в случае если ее написанию предшествовало фактическое задержание лица сотрудниками правоохранительного органа».

Отрадно, что спустя год, хотя бы и в другом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ – «О судебном приговоре», важное для тысяч российских граждан положение получило свое отражение. В качестве окончательного закрепления отстаиваемой позиции Европейский суд 3 ноября 2016 г. коммуницировал ряд сходных жалоб (в том числе и по моей жалобе «Лозовский против России»)  и уведомил об этом  Правительство РФ. В данных жалобах приводились аналогичные доводы о том, что явки с повинной, которые впоследствии были положены в основу обвинительных приговоров, были написаны в отсутствие защитников и при обстоятельствах, позволяющих сомневаться в их добровольном характере. В связи с тем, что сложилась новая процессуальная ситуация, где легитимизация явок с повинной возможна только при участии адвокатов, требуется учет этого обстоятельства в разрабатываемом Стандарте участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве. Представляется, что в Стандарте следует прописать в минимальном виде алгоритм действий адвоката-защитника в том случае, если доставленное  в правоохранительный орган или задержанное лицо изъявит желание написать явку с повинной, дабы обеспечить реализацию предусмотренных процессуальных прав и исключить предварительное принуждение.

Если данную важную сферу процессуальных правоотношений оставить без внимания, то наши оппоненты при попустительстве некоторых наших коллег легко найдут противоправный обходной маршрут и сведут на нет благие устремления  Европейского суда и Верховного Суда РФ.

Источник: https://fparf.ru/polemic/opinions/yavka-s-povinnoy-kak-dokazatelstvo-i-ee-novye-perspektivy/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.